Всё могут короли

Опубликовано 09 мая 2014 в 21:10
0 0 0 0 0

Ностальгия по былым денькам — страшная сила. На фоне минувших лет, насыщенных событиями и интересными людьми, настоящее почти всегда кажется пресным, а герои прошлого по обыкновению оказываются куда веселее, колоритнее и эксцентричнее современных. Сегодня, дабы каждый из вас мог осознать, как скучно мы живём, The Kaliningrad Room вспомнит об одном таком герое — императоре, диктаторе, каннибале и по совместительству ветеране двух войн, Его Величестве Жане-Беделе Бокассе.

«Маленький лис» (именно так переводится Бокасса с языка его родного племени мбака), рождённый в 1921 году, начал свой путь к успеху не самым удачным образом: его собственное имя Жан-Бедель оказалось результатом неправильно прочтённого имени католического святого Жана Батиста де ла Саля (Jean-B. de la S.), однако, не считая такой мелочной оплошности, в остальном будущему императору везло: хотя в шесть лет паренёк и потерял отца, расстрелянного за противодействие колониальным властям, а вскоре после этого и мать, покончившую собой, в последствии Жан-Бедель всё же умудрился поступить на службу во всю ту же французскую колониальную армию, в составе которой он участвовал в высадке союзных войск на юге Франции в 1944 году, а позже — в боях на реке Рейн в Германии.

Набив фрагов на фрицах и набравшись боевого опыта, будучи уже старшим сержантом, юный бедуин вскоре был отправлен на свою следующую войну — на этот раз в Индокитай, где Бокасса снова имел все шансы словить шальную пулю и избавить мировую историю от своего противоречивого имени, но всё-таки выжил и за доблестную службу даже был награждён парочкой почётных орденов. К слову, доподлинно не известно, когда именно в Маленьком лисе открылась страсть к каннибализму, и практиковал ли он поедание врагов на поле боя во время своей службы, но верить в это хотелось бы: уж больно красочен образ африканца, бегущего в авангарде французской армии с винтовкой в одной руке и штык-ножом в другой, нагоняющего ужас на противников и умиротворённо обгладывающего их кости после боя, сидя у костра в компании цивилизованных сослуживцев.

Впрочем, кому интересны приключения чёрного человечка во французской армии, где он находился под каким-никаким присмотром, если дальше его ожидали куда более эпичные свершения? Не слишком углубляясь в подробности (мы ведь затеяли эту статью ради веселья и жареной человеченки), пробежимся по фактам: после войны в Индокитае Жан-Бедель Бокасса продолжил службу в армии и уволился из неё лишь в 1962 году в звании капитана, чтобы вернуться на родину в ЦАР, президентом которой в то время был (вот это удача!) его кузен Давид Дако. Бокассе родственные связи помогли — кузен присвоил ему чин полковника и назначил начальником штаба вооружённых сил, а вот Давиду Дако не очень — уже через год двоюродный братец совершил государственный переворот и сверг своего благодетеля к чертям собачьим, став новым президентом и великодушно поместив кузена всего лишь под домашний арест, хотя мог уготовить ему куда более страшную участь.

Человеческое мясо Бокасса называл «сахарной свининой». В его дворце был специальный холодильник, в котором хранился «деликатес», а на время долгих полётов его личный повар научился консервировать человечину так, чтобы та не растеряла своих вкусовых качеств.

Из воспоминаний Антона Кораблёва, советского пилота вертолёта, служившего при Бокассе:

«Именно он организовал первый и до сегодняшнего дня единственный конкурс красоты в Центральноафриканской Республике, победительница которого, 18-летняя девушка по имени Зельма, не прожила и суток. Её подали на президентском приеме […] Тело девушки вынесли в зал на гигантском подносе. Выглядела она как живая, несмотря на то что была нафарширована рисом и овощами. Когда ее стали резать, я стал двигаться к выходу — слишком неприятное зрелище было. Дорогу мне преградил сотрудник посольства, работавший на КГБ, и заявил, что выходить нельзя — это оскорбит хозяев. Он сказал, что я могу не смотреть и предложил отойти к верблюду, томившемуся на вертеле в углу зала. Пустынное животное запекли полностью. Оно тоже было фаршированным. Когда верблюда коснулся нож, я увидел внутри зажаренные человеческие руки. Теперь я не могу смотреть на приготовленное мясо…»

На протяжении следующих десяти лет новоявленный глава Центральноафриканской Республики мудро правил государством, периодически противостоя попыткам себя свергнуть, употребляя в пищу лидеров оппозиции и забавляясь тем, что мог, к примеру, тайком скормить своему же кабинету министров одного из его членов. Если вдруг высоконравственному читателю показалось, что президент Бокасса был человеком злым или несправедливым, то поспешим заметить, что как-то раз на празднование Дня матери он щедрой рукой даровал свободу всем женщинам-заключённым в стране, а всех мужчин, уличённых в преступлениях против чести женщин, всё той же щедрой рукой приговорил к казни (идейные феминистки ликуют!). Строго говоря, в те лихие деньки проблема у президента была всего одна — сама президентская должность, тяготившая амбициозного диктатора и сковывавшая его в действиях. А потому разобраться с ней было решено самым очевидным образом — переименовать Центральноафриканскую Республику в империю, а себя любимого провозгласить её пожизненным императором. Сказано — сделано.

4 декабря 1977 года состоялась коронация Бокассы I, которая обошлась государству в четверть его годового дохода. Специально по такому поводу лучшими европейскими мастерами была изготовлена корона, инкрустированная двумя тысячами бриллиантов, один из которых был величиной в 58 карат, а чтобы его императорскому величеству было куда приземлить свои утомлённые чресла после тяжёлого трудового дня, заодно смастерили и трон в виде гигантского орла, выполненного из двух тонн позолоченной бронзы. Помимо этого к коронации закупили:

  • 100 автомобилей лучших иностранных марок;
  • 130 белых скакунов;
  • 7 тонн цветов;
  • 5200 ливрей из самых дорогих видов ткани;
  • 25000 бутылок бургундского вина;
  • 40000 бутылок шампанского;
  • 10000 серебряных столовых приборов;
  • 240 тонн еды и напитков.

Туфли, в которых Бокасса был коронован, в последствии вошли в Книгу рекордов Гиннеса как самые дорогие в истории, и это в стране, находившейся на грани нищеты! Аплодисменты Императору! На церемонию были приглашены руководители всех мировых держав и тогдашний Папа Римский Павел VI, однако к тому времени Бокасса уже широко слыл психически неуравновешенным человеком, и практически никто из ожидаемых гостей не явился. Даже Франция, активно поддерживавшая Бокассу, была представлена на коронации всего лишь министром по делам сотрудничества.

После себя Жан-Бедель Бокасса оставил 55 законных детей от гарема из 17 жён. Наказывать юных принцев и принцесс категорически запрещалось, даже несмотря на то, что отец сам не мог запомнить каждого из них в лицо. Когда один из сыновей во время игры застрелил из пистолета своего охранника, то единственным наказанием, которое он понёс, был двухнедельный запрет на сладкое

Тем не менее, с императором приходилось считаться, и до поры до времени мир вынужден был с ним сотрудничать. В попытке заполучить дополнительный голос в ООН, с эксцентричным диктатором встречался и Леонид Ильич Брежнев, который привил Бокассе привычку целоваться с собеседниками. Вот как об этом вспоминал сын императора:

«Отца сначала удивил обычай коммунистов целоваться, но в итоге он ему понравился: как говорил Бокасса, это «дает возможность почувствовать вкус кожи». Рассказывали, что когда он вернулся, то перецеловал всех министров — они этого даже испугались. Также я помню, как отец со смехом говорил начальнику охраны, что «русский президент Брежнев очень упитанный». Бокасса несколько раз повторил эти слова — «очень упитанный», и они с охранником долго смеялись».

Роковым для императора стал «Указ о ношении школьной формы», принятый им в января 1979 года. Согласно указу, всем школьникам и студентам Центральноафриканской Империи предписывалось приобрести соответствующую форму, которую большинство семей на тот момент банально не могло себе позволить (усиливал общественное недовольство и тот факт, что фабрика, на которой эта форма шилась, принадлежала лично Бокассе). Это вылилось в многочисленные акции протеста и массовые волнения, которые деспотичный тиран не преминул подавить самым жестоким образом, послав против бунтующих горожан воинские подразделения, что в итоге привело к смерти порядка 150 человек. На какое-то время бунт прекратился, однако в апреле того же года ситуация повторилась, причём гораздо серьёзнее: столицу империи Банги охватило стихийное восстание, в ходе которого по всему городу людьми возводились баррикады и штурмовались официальные резиденции власти. В ответ на это Бокасса постановил ловить и сажать в тюрьмы всех молодых людей в возрасте от 6 до 25 лет, и вскоре все камеры города оказались переполнены. Так об этом писали французские журналисты:

«Сотни детей помещены в центральную тюрьму, находящуюся рядом с дипломатическим кварталом, на берегу Убанги, где во дворе солдаты топчут их ногами, а затем запирают в камеры. Вне себя от ярости, Бокасса проводит в тюрьме две ночи, чтобы преподать детям «хороший урок». После этого урока в тюрьме умирают около ста человек. Трупы тайком закапываются в общих могилах или выбрасываются в реку».

Если верить свидетельствам, собранным журналистом Бернаром Луба, порядка ста детей привезли во дворец Бокассы, где их заставили лечь на землю, после чего пьяный диктатор лично сел за руль грузовика и переезжал их до тех пор, пока не умер последний. Всё это, а так же многие другие куда более меркантильные политико-экономические тонкости не позволяли Франции более поддерживать режим сумасшедшего тирана, и 20 сентября 1979 года, в то время как сам Бокасса находился с дипломатическим визитом в Ливии, франузской армией был совершён бескровный государственный переворот в ЦАИ с последующей отменой монархии и возвращением на пост президента Давида Дако…

Будучи большим специалистом в вопросах каннибализма, иногда Бокасса развлекал себя тем, что ел людей, исходя из редкости их профессий. Так, к примеру, были съедены единственные в стране стоматолого и учёный-математик

Где же во всей этой истории логичный, справедливый финал со вздёрнутым на фонаре диктатором, спросит утомившийся читатель? А вот здесь его ждёт глубокое разочарование: после нескольких лет, проведённых в Кот-д’Ивуаре и Франции (на родине Жан-Бедель Бокасса уже был приговорён к смертной казни), низвергнутый император затосковал по дому (о, сила ностальгии по былым денькам!) и вернулся-таки в ЦАР, в надежде что любимый народ законно изберёт его обратно главой государства. Любимый народ, разумеется, имел по этому поводу несколько иное мнение, а потому бросил Бокассу в тюрьму в ожидании суда. Процесс шёл долго, бывший диктатор защищался как мог и в итоге получил всего лишь пожизненное заключение, которое позже и вовсе сократили до 20 лет. Отсидев часть срока, в 1993-ем Бокасса попал под всеобщую амнистию по случаю восстановления демократического строя и вышел на свободу, где в тишине и покое доживал свои дни, пока не умер от инфаркта 3 ноября 1996 года.

Поговаривают, что некоторое время перед своей смертью Бокасса бродил по улицам Банги в старом, поношенном маршальском мундире, рассказывая прохожим о своих похождениях и славе минувших лет. На похороны бывшего императора пришло порядка тридцати тысяч человек, и даже сегодня в ЦАР находятся люди, поминающие его одним лишь добрым словом…

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook