Развлечения

«Больше математики!»

Опубликовано 28 ноября 2014 в 18:12
0 0 0 0 0

Музыкальная сцена России развивается сейчас с наивысшей скоростью. Сложно уже выделить из общей массы всего парочку команд, так как их очень много. Именно поэтому каждую пятницу мы знакомим вас с новыми группами, которые может и скрыты от глаз рядового слушателя, но, однако, заслуживают пристальнейшего внимания!

Сегодня предлагаем вам узнать о творчестве питерских мат-рокеров Kawri’s Whisper, которые в прошлом году выступали в Калининграде. О калининградцах, добавлении вокала в инструменталы, музыкальной сцене Смоленска, из которого парни переехали, а также разнообразном однообразии нам рассказал гитарист группы — Вениамин Ласкин.

TKR: Для начала представься и расскажи немного о себе: где родился, как учился?

— На первых курсах института я очень увлекался творчеством Даниила Хармса, Александра Введенского, Велимира Хлебникова. Короткое время писал стихотворения в подобных направлениях. Так как подписывать работы своим именем мне казалось скучным, я взял псевдоним Вениамин Ласкин. Теперь я его использую повсеместно. Реакция на это имя — отдельная тема для разговора.
Родился в Смоленске, детство провёл в нескольких городах, чтобы затем вернуться обратно в родной город, в котором и начал заниматься музыкой. Учился всегда хорошо. Брал частные уроки по игре на бас-гитаре. До сих пор обожаю этот инструмент. Когда мы, Kawri’s Whisper, поняли, что найти второго гитариста, который бы разделял наши музыкальные стремления, практически невозможно, я перешёл в стан гитаристов (акустические концерты уже играл на гитаре), а на бас мы взяли нашего друга Виталика Панаита. Так и сформировался окончательный состав Kawri’s Whisper.

TKR: В прошлом году вы играли концерт в Калининграде? Какие у вас остались впечатления о нашем городе, публике, музыкантах и самом концерте?

— Нам очень понравилось в Калининграде. Очень красивый город с прекрасной архитектурой и непростой историей. Я был в нём несколько раз, и положительное впечатление с каждым новым визитом только усиливается.
Нас отлично встретили ребята, которые организовывали концерт. Тусовки проходили жёстко, но это не помешало отличному гигу. Один из немногих концертов, где чек был организован на высоком уровне. Мне понравились команды The Silence is a Betrayal и Houston, we’ve got problems! Публика нас отлично встретила, мы шикарно провели вечер, поэтому хотим скорее вернуться с новой программой в Калининград.

TKR: Я знаю, что вы переехали из Смоленска в Питер всей группой. Что вас толкнуло на такой шаг? Что можешь сказать о нынешней музыкальной сцене Смоленска?

— Мы много думали о том, как продолжить развитие группы, постоянно работая над концертной программой. Нам хотелось выйти на новый уровень звучания и исполнения. В принципе, этот процесс не останавливается ни на секунду и сейчас. И так сложилось, что вопрос встал о переезде в большой город с обилием концертных площадок, интересных мероприятий и прогрессивных в музыкальном плане людей. Выбирали между Москвой и Питером. В итоге выбор пал на Северную столицу.
Я ходил на концерты в Смоленске с 8 класса школы. Был на всевозможных адских панковских сейшнах (тогда все так говорили), джазовых фестивалях. В Смоленске было много очень хороших музыкальных команд и творческих объединений: Карамазов Драмс, C.I.M.I, Гардарика, Mineguide, СКУПП, Сестра-робот и многие другие. К сожалению, сейчас уже нет той тусовки, что была раньше. Многие уехали в другие города, кто-то стал заниматься другими делами, проектами. Но за теми, кто продолжает музыкальную деятельность, я непрестанно слежу.

TKR: Сейчас, если верить соцсетям, настоящий бум инструментальной музыки. Как считаешь, долго ли протянет такая волна? Да и имеет ли место вообще такая тенденция, или это большое количество подписчиков в пабликах вводит нас в заблуждение?

— В последнее время всё больше начинает проявляться спрос на альтернативную (в широком смысле этого слова) музыку. Я говорю не только про инструментальную. Несмотря на полную стагнацию в политической, экономической, социокультурной областях, самобытная сцена развивается. При этом многие жанры, о которых два года назад мало кто знал, находят своего слушателя. Устраиваются концерты, фестивали, букинг-агенства привозят актуальные команды. Слушатель менее подвержен влиянию телевидения и радио. Благодаря интернету, открываются новые имена российской и мировой сцены. На наши концерты ходят совсем ещё юные люди, что не может не радовать. Они уже никогда не выберут Ваенгу, Стаса Михайлова или русский рок. В 2011 году нам кричали: «Где вокалист?», сейчас одобрительно: «Больше математики!». На мой взгляд, это лучший показатель.

TKR: Для неподготовленного слушателя все инструментальные мат-рок/пост-рок в большинстве звучат практически одинаково. Так почему же некоторые любят одних, но не любят других, звучащих точно также.

— Для подготовленного слушателя, как я, многие инструментальные мат-рок/пост-рок звучат одинаково. Дело не в подготовленности, а в содержании. Я сам не понимаю, чем один 8-минутный фон отличается от другого (это я про пост-рок). Такая ситуация присуща для всех жанров. И чем жанр сильнее востребован, тем чаще встречаются копии копий. Не помню, кто произнёс замечательное словосочетание «разнообразное однообразие», оно отлично описывает ситуацию в современной музыке, но это явление всегда сопровождает сцену, и я бы не стал печалиться из-за этого.
На тяжёлой сцене, например, такая же ситуация. Часто в процессе прослушивания отечественных команд настигает ощущение, что из колонок доносится слабо сделанный The Chariot или Underoath, ну или Architects (этот список можно продолжать бесконечно). Группы друг от друга не отличить ни по звуку, ни по содержанию. Но, конечно же, есть отличные примеры самобытности и оригинальности.

TKR: Не планируете вы эксперименты с вокалистом/вокалисткой?

— Планируем. Более того, в Смоленске мы планировали этот эксперимент представить во время нашего мини-тура, посвящённого EP «YOUTH», но в последнюю минуту решили отложить эту идею. Мы всегда открыты для нового, и если у вас имеются интересные предложения – пишите. В ближайшее время мы выпустим сингл, вокала в нём вы не услышите, но некоторые решения в нём для нас были тоже впервые осуществлены.

TKR: Ваш барабанщик достаточно известный персонаж в интернете и по жизни. Не тяжело ли вам «делить» его с Alai Oli?

Максоцкий, помимо участия в Alai Oli, проводит барабанные мастер-классы, даёт частные уроки, помогает в записи других командам и т.д. Всё это не мешает нашей группе. Наоборот, все эти занятия позволяют раскрыться Максиму сильнее. Он постоянно привносит в наше звучание новые элементы, без которых нас представить уже сложно.
Остальные участники также заняты в других проектах. Дима, Виталик и я играем в Walking Sky, также Дима и я играем в Uelen. Но это нисколько не мешает нам заниматься Kawri’s Whisper.

TKR: Вы сейчас готовите первый полноформатник, а потому вопрос: что нам ждать от него в плане звука и материала?

Мы проанализировали весь материал, который накопился за последние годы, и выбрали лучшие композиции. Сейчас  определяемся с форматом записи. Хотим попробовать другие способы, определённый прогресс в этом направлении уже есть. Звук будет кардинально отличаться от ранее сделанного. На альбоме представим всё, что мы любим + абсолютно новые идеи также можно будет слышать. Не терпится начать работу!

TKR: Ответь на вопрос от Серёги из The Jackals: «За что ты готов продать душу дьяволу?»

— Продал бы душу за вечную жизнь на Голоке Вриндаване.

TKR: Задай свой вопрос следующему, у кого я буду брать интервью (пока не знаю, кто это будет).

— Кто убил Лору Палмер?

Приобрести записи группы можно здесь.

фото: Doje Lhamo, Lilith Oriordan

0 0 0 0 0



Вконтакте
facebook