Развлечения

Братья Волковы: «Академическая музыка бездонна»

Опубликовано 16 мая 2016 в 10:00
0 0 0 0 0

Как звучит наш город? Сочетаниями крика чаек и стучания грузовых вагонов, тошнотворных джинглов в районе рынка и шума листвы, дроби капель дождя и торопливого шага прохожих, пытающихся скорее от него скрыться.

А еще звучания этому городу придают музыканты и различные проекты, как раз о них мы и рассказываем в нашей серии интервью. Сегодня у нас интересные и глубокие размышления о музыке калининградских музыкантов-близнецов Кирилла и Ильи Волковых, которые сейчас живут и учатся в на Академии Хорового искусства имени В. С. Попова, но часто навещают родной город.

Мы в музыке уже 21 год, но это до сих пор старт

Кирилл: Музыкальный путь начался очень давно – еще в 4 года родители отвели нас в музыкальную школу. Мы никогда в особом восторге от музыкалки не были и все детство музыкальное образование висело над нами дамокловым мечом. Отношение к этому изменилось в 8 классе, когда мы окончили первую музыкальную школу, поняв, что никуда  от музыки не денемся. Так в нашей жизни появилась вторая музыкалка – вокальная (первая была по скрипке), а потом и третья – по гитаре. По окончании 11 классов родители настояли на получении нормального образования, мы поступили в университет, продолжая заниматься музыкой в частном порядке. А после появился музыкальный колледж, который открыл нам глаза, убедив, что ничего, кроме музыки, нам не нужно. Не окончив музыкального колледжа, отслужив в армии, мы поступили в Академию Хорового искусства имени В. С. Попова, попав в абсолютно новую для себя музыкальную среду. Несмотря на то, что в этом году нашему музыкальному пути уже стукнет 21 год, это до сих пор старт.

Мы особо звезд с неба не хватали, пока учились.

Илья: За три года окончили 5 классов музыкально-театрального отделения все того же Чайковского. Параллельно еще было 2 года по классу гитары (которая мне так и не далась). Затем мы остановились на вокале, которым занимались с первого класса школы. Но сначала это был кружок у замечательного педагога Нины Яковлевны Ионовой, привившей нам любовь к академическому вокалу. В Чайковского нас определили к Оксане Ивановне Кобзевой , которая открыла в нас любовь к опере и театру.  Затем мы поступили в КОМК им. Рахманинова на вокальное отделение, где попали в класс к замечательной Галине Васильевне Мизине – неравнодушному педагогу, радеющему за каждого студента не только во время обучения, но и после получения образования. И сейчас, обучаясь в АХИ им. Попова в Москве, мы поддерживаем с ней теплые отношения, держим в курсе всего, что происходит. В АХИ мы попали в класс к Светлане Ивановне Оссовской – певице и педагогу с многолетним сценическим и педагогическим опытом.

Прямота ровесников не скроет лукавства, а откроет многие карты

Кирилл: На решение стать музыкантами повлияли сперва, конечно, родители.  Им всегда известно лучше – и это не сарказм. Даже тогда, когда в доме разгорались скандалы относительно нашего нежелания заниматься музыкой, все это со стороны родителей решительно пресекалось. И теперь, естественно, понятно, что они были правы. Дальше – это педагоги, с которыми мы занимались. По скрипке, по вокалу. Но они все, без исключения, зарядили нас огромной творческой энергией, убеждая действовать, идти дальше. Огромное влияние для начинающего музыканта играет его окружение сверстников. Если уж они понимают, что это твое, значит так оно и должно быть, потому что ровесническая непосредственность, простота, прямота не скроет лукавства – она откроет многие, даже самые невзрачные карты.

Природа – главный двигатель

Илья: На мой взгляд, в вопросе становления музыкантом главным образом влияет природа. Она не спрашивает тебя, она ставит перед выбором: либо ты становишься музыкантом, либо всю жизнь мучаешься от того, что занимаешься не тем. Она – главный двигатель. Ну, и без поддержки семьи тоже не обошлось. Это, наверное, второй по силе рычаг после природы.

Академическая музыка бездонна, в нее можно вкапываться бесконечно

Кирилл: Мы исполняем академическую музыку. Что о ней можно сказать? Это огромный культурный пласт, не потерявший своей актуальности со временем, до сих пор пользующийся огромной популярностью и спросом. Его не может затмить ни одно из популярных направлений музыки. Большие концертные залы, где звучит классическая академическая музыка, забиты, в театры нельзя купить билета… Это меркантильная, внешняя сторона вопроса. Но в то же время эта музыка  не просто красивая, она  бездонная, в нее можно вкапываться бесконечно, отыскивая все новые и новые драгоценные вкрапления. Это очень круто. Тем более до сих пор на обывательском уровне о классической музыке известно очень мало. Обычный слушатель назовет ну максимум 10-15 композиторов в этой области, хотя только оперных композиторов, работавших в 19-м –начеле 20-го века, были сотни, и оперы их ставились. Это говорит о том, сколько еще работы надо сделать музыкантам, чтобы этот огромный пласт не костенел. Плюс создаются новые сочинения – не менее яркие, эмоциональные. Конечно, им еще предстоит пройти испытание временем. Но многие работы уже сегодня заслуживают внимания. Поэтому академическая музыка – это не музыкальный архив, а живой, динамично развивающийся, по-прежнему молодой, растущий организм. Единицы жалеют, что обращают свое внимание в сторону академической музыки. Разочарованных практически нет.

Характеризация стиля загоняет в рамки

Илья: Я музыку не пишу. Хотя, каждый музыкант хоть раз в жизни что-то да написал. И я не люблю характеризовать стили. Это рамки. Причем,  крайне жесткие. Это как у рок групп. Каждая сначала выбирает стиль, а потом уже сочиняет. Все в одном этом единственном смысле. Это не творчески. Причем, поклонники очень ревностно реагируют на любое отклонение от заданного курса, что тоже проблема.

Кирилл: На будущее пока один план –состояться как музыкант. В этом тоже есть свои сложности. Таких , как я, только в одной Москве выпускают десятками. Все хотят быть оперными певцами, все талантливые и безумно перспективные. У меня нет таких серьезных амбиций, чтобы стать каким-то известным певцом. Но я хочу получить возможность работать, честно исполняя свой долг перед Музыкой, Театром, которым я и намерен посвятить свою жизнь. Из более «приземленных» планов – закончить академию и не умереть (смеется).

Илья:  Проекты на ближайшее будущее связаны, в первую очередь, с образованием. Нагрузка не позволяет пока развернуться в самостоятельном русле, однако идеи есть – подготовка самостоятельных программ как в камерно-оперном репертуаре, так и в мюзикловом.

Во время выступления интересно «оголить» себя перед зрителем

Кирилл: Я, в первую очередь, человек творческий. Порой меня даже не волнует техническая сторона вопроса. При разучивании нового произведения мне практически не интересно, как его спеть с точки зрения техники. Но мне важен контекст, почему это произведение написано, почему оно получилось таким. Интересно во время исполнения «оголить» себя перед зрителем. Иногда, во время пения той или иной вещи, у меня глаза, полные слез, руки дрожат, и пульс просто распирает сонную артерию. Я стараюсь пережить вещь на грани возможного. Как я пою – меня в этот момент практически не интересует. Но в учебном классе я другой. Во время распевок слежу, в первую очередь, за ремеслом – это важно. Иначе, как бы ни был широк твой творческий замысел, нужен надежный инструмент, чтобы его воплотить. И, хочешь не хочешь, этому надо уделять время. Но это все служит творческим задачам Я знаю среди знакомых много музыкантов-ремесленников. Но я их не понимаю, находя их выступления скучными и унылыми. Меня вдохновляет сам материал, с которым я работаю. Зависимость от вдохновения – признак дилетантизма. Умение подчинить себе творческий подъем, порыв – вот это черта профессионализма. Конечно бывают случаи, когда ночью просыпаешься от того, что в твоем мозгу звучит музыка, не отпуская и т. д., но работа есть работа, и надо уметь рождать в себе все необходимые волны и флюиды по собственному желанию и требованию.

Илья: Я считаю себя творческой личностью. Однако, не на все 100%. Каждый музыкант, художник, творец наровит улететь в заоблачные дали, однако постоянно надо держать в зоне видимости свой аэропорт, куда ты можешь приземлиться. Иначе так и останешься в облаках во всех смыслах этого слова. Сейчас меня вдохновляют люди в нашей Академии. Безумно талантливые и увлеченные люди. Я никогда не думал, что люди могут обладать такими интересами, проблемами. Меня даже их проблемы вдохновляют! Сама академия вдохновляет. Вдохновляет Москва.

Музыка – энергетическая черная дыра

Кирилл: Каждый может стать музыкантом. На своем уровне и для своей аудитории. Вопрос – сколько ты готов вложить в это дело. Музыка – энергетическая черная дыра. Ей всегда недостаточно твоих усилий. Ты всегда будешь ею обижен, практически никогда не получая от нее полного удовлетворения. Принимая решение стать музыкантом, человек встает на скользкую тернистую дорожку, полную лишений, разочарований, неожиданных и больных ударов. Если он готов все это перенести– он станет им. Но все это также не гарантия успешной международной карьеры музыканта. Закончив все курсы музыкальных учебных заведений, человек может резко осознать, что ничего в музыке сделать не может. Это мой самый большой страх – страх осознать, что я ничтожный музыкант, неспособный ни на что. Надеюсь, что многих минует эта чаша сия. Ленивых музыкантов не существует, как и удовлетворенных собой. Ни один музыкант никогда не скажет, что у него был хороший концерт, никогда адекватно не воспримет похвалу после концерта, осознавая каждый свой промах во время выступления. Это эмоционально очень тяжело. Это никогда не получит должного вознаграждения (я не говорю о материальных вещах). В общем,  много проблем пережить придется человеку, решившему стать музыкантом. Но если он, после всего выше описанного, неровно дышит, подходя к роялю,  он не безнадежен.

Чтобы быть музыкантом, нужно мыслить шире

Илья: Говорят, чтобы ездить на велосипеде, надо ездить на велосипеде. Чтобы стать музыкантом, надо быть музыкантом. От начала и до конца. Играть, петь, сочинять, слушать, обсуждать. Причем, не зацикливаться на одном стиле в музыке, да и мыслить шире, чем только в музыке. Интересоваться театром, концертами и актерским мастерством и прочим. Изобразительное искусство держать в поле видимости…

Мы стараемся сделать все по максимуму, чтобы вернуться домой победителями

Калининград для нас  не просто малая родина. Это источник вдохновения. Находясь сейчас за тысячу с лишним километров от родного дома, мы не теряем с ним связь ни на минуту. Все наше новое окружение уже знает о Калининграде много больше чем, может быть, некоторые его коренные жители.
Для музыканта очень важно добиться признания не только в культурных центрах страны и, возможно, мира, но и в его родном городе, месте, где живут его учителя, Воспитатели; месте, где живут его родственники и его семья. Сейчас мы понимаем это как никогда. Мы стараемся сделать все по максимуму, чтобы однажды вернуться домой победителями.

Автор: Григорий Дайчман
Фото: Иван Андреев

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook