Фонд «Правовая инициатива» сделал доклад о женском обрезании в Дагестане

Опубликовано 16 августа 2016 в 10:45
0 0 0 0 0

О женском обрезании обычно приходится читать, когда речь идет об исламских странах с самыми жёсткими, фанатичными нормами общественной морали.

На северо-востоке и западе Африки — в Египте, Эритрее, Сомали, Джибути; в некоторых странах Азии — Йемене, Омане — этот жестокий обычай широко практикуется; кое-где количество обрезанных женщин доходит до ста процентов. Недавно операцию, которая заключается в удалении некоторых частей женских половых органов — чаще всего клитора и малых половых губ — стало активно внедрять на подконтрольных себе территориях запрещённое в России «Исламское государство».

Но в последнее время о пользе женского обрезания говорят и в России — конкретно в Дагестане. Под пользой понимается то, что женщина лишается возможности получать сексуальное удовольствие: у неё отрезают «специально предназначенные для этого» органы. Поскольку женщина в традиционных обществах — всегда существо второго сорта, то зачем, в самом деле, ей получать то же удовольствие, которое должно принадлежать только мужчине! В рамках этой же морали, кстати, изнасилованную девушку могут побить камнями, или закопать заживо — мысль о виновности мужчины в ультрапатриархальном обществе не допускается.

Вчера правозащитный фонд «Правовая инициатива» подготовил доклад о женском обрезании в Дагестане. Социологические исследования, провести которые было довольно трудно, показали, что практика распространена, как пишет «Медиазона», «в отдельных высокогорных районах и переселенческих равнинных сёлах Дагестана». При этом калечащую традицию многие женщины одобряют. Приводятся такие ответы дагестанок:

Всем мусульманкам должны делать. Без этого нельзя стать мусульманкой. Это обязательно. Это Сунна.

 

Мне делали, и я делала своим детям и внукам

Впрочем, одобряют совсем не все, а опрошенные правозащитниками дагестанские юристы и врачи высказываются в таком духе: «Они лишают человека радости. Это же дикость. Это против природы». Воспоминания у женщин, перенесших в детстве травмирующую процедуру, болезненные и по уровню жути напоминают какой-то кинохоррор: «Одна бабушка ножницами впереди кусочек отрезала». Операция, к которой нет никаких медицинских показаний, проводится без обезболивания, без соблюдения стерильности. Стоит, конечно, отметить, что делают её детям — часто девочкам в возрасте до трех лет.

Словом, дичь, дичь, дичь — но, разумеется, у неё находятся и свои защитники. Вот Председатель координационного центра мусульман Северного Кавказа Исмаил Бердиев, когда журналисты радио «Говорит Москва» спросили его, что он думает о женском обрезании, сказал буквально следующее: «Это делается для того, чтобы женскую прыть немного успокоить. Здоровью это абсолютно никак не мешает». Ответ, конечно, поразительный по своему жестокому лицемерию, которого Бердиев, скорее всего, даже не осознает. Успокаивать «мужскую прыть» что-то никто не торопится: мужское обрезание на половую функцию не влияет. Ответ муфтия шокировал уже, казалось бы, ко всему привыкших пользователей соцсетей, которым всё ещё кажется, что они живут в цивилизованной стране.

«Мы живем в аду. Муфтий Карачаево-Черкесии назвал женское обрезание безопасным средством «успокоить прыть», — пишет философ Кирилл Мартынов. «Женат, отец двух дочерей», — многозначительно пишут о Бердиеве в комментариях. «Двадцать первый век. Где-то уже есть нано-роботы. Где-то уже выращивают искусственную кожу. Научились телепортировать квантовое состояние. Девочкам в Дагестане, Сомали, Египте, Эфиопии отрезают клитор. Чтобы не гуляла», — пишет пользовательница VKontakte. Добавляя, при этом, вполне уместное матерное слово и пояснение для мужчин: «Мужчины, чтобы вы тоже прониклись. Это как если у МПХ оттяпать головку. Чтобы жене не изменял, ага». Думается, не нужно расшифровывать, что такое МПХ. «Нет слов просто. В Африке это есть, почитайте, но там альбиносов убивают в целях соблюдения колдовских ритуалов, а может, и едят людей. Ну мы вот где-то рядом», — добавляет политик и публицист Кирилл Шулика.

Если какой-нибудь православный читатель на этом месте скажет — «Ну, мы-то не мусульмане», то вот ему свежая цитата из отца Всеволода Чаплина. Там, правда, никакого обрезания, а сразу оправдание смертоубийства. Лишённый высокого поста в Московской Патриархии то ли за чересчур кровожадные речи, то ли за поход в басурманский «Макдоналдс» во время поста, батюшка не думает униматься: «А что в конце концов, что плохого в уничтожении некоторой части внутренних врагов. Что в этом плохого?», — искренне недоумевает он в эфире «Эха Москвы». «Некоторых убивать можно и нужно. Неслучайно уничтожают преступников», — продолжает священнослужитель.

И далее отсылает к авторитетам: «Смотрите, даже Бог, если мы читаем Ветхий Завет, если мы читаем Апокалипсис, то есть Новый Завет, прямо санкционирует в будущем уничтожение большого количества людей для назидания остальных не как месть, не как наказание, а как назидание остальных. Для назидания обществ иногда необходимо уничтожить некоторое количество тех, кто достоин уничтожения». Ну, уж если даже Бог… Заповедь «Не убий» отец Всеволод, наверное, позабыл. Или скажет, что это Бог имел в виду всяческую бытовуху, а на убийства на благо государства — ведь Бог, конечно, благоволит только одному государству — выдал высочайшее разрешение. Полностью разделявший мнение Чаплина товарищ Сталин, напомним, тоже учился в духовной семинарии.

Религия может сколько угодно проповедовать мир, добро, терпимость. Но только во главе её институтов стоят люди, которые трактуют её по-своему. Они охотно пользуются противоречиями в сакральных текстах. Или просто объявляют, что им лучше известно, чего хочет Всевышний.

Корреспондент Виктор Рожков
Источник: http://noteru.com/post/view/19568

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook