Город

Искусство искусству рознь: прогулки по «Музейной Ночи»

Опубликовано 22 мая 2016 в 14:38
0 0 0 0 0

В ночь с 20 на 21 мая мы присоединились ко всем, кто решил посвятить часы пьяного кутежа или возможности отоспаться погружению в культурную программу Музейной Ночи.

Ночь была полна контрастов – чтобы это понять, нам было достаточно посещения трех музеев. Как бы не были амбициозны наши планы по преодолению этого культурного марафона, за 6 часов, которые, благодаря девичьим сборам незаметно сократились, обстоятельно подойти к созерцанию и погружению во все интересующие перформансы и мероприятия для нас оказалось просто невозможным. Таким образом в нашей ночной копилке музеев оказались Художественная галерея, ГЦСИ и Историко-художественный музей.

светские прогулки по белоснежной галерее

Галерея встретила нас возможностью не платить за экскурсионную программу в порывах расширить кругозор в художественном искусстве, чем мы и воспользовались. По залам неспеша бродили люди, оживляя это место и напоминая какой-нибудь небольшой европейский музей в самый худший по посещениям день – все-таки, было бы здорово, чтобы интерес к искусству и в Калининграде был высок. Хотя, как мы подметили позже, искусство не всегда бывает однозначно положительно… Но к этому мы еще подойдем.

Мои нетерпеливость, сонливость и неустойчивость (это если провести аналогию со смысловым значением слова «неусидчивость») вынудили оставить компанию внимающих рассказам гида посетителей и направиться на исследование остального пространства и его ночных сюрпризов. Конечно, это могло в глазах остальных меня дискредитировать, но я располагала козырем в рукаве, а точнее в руке – фотоаппаратом, за который можно спрятаться, в любой момент уйти откуда хочешь без зазрения совести, не ударив в грязь лицом.

Вот люблю я галерею – в ней всегда есть куда разгуляться, и при подобных мероприятиях широкое пространство позволяет реализовать ряд совершенно разных культурных направлений. Идешь по коридору мимо картин, написанных маслом, а за углом тебя поджидают отрывки из кинофильмов. Пара шагов за поворот – и вот перед тобой уже вдоль пин-ап работ вышагивают модели, демонстрируя тренды этого лета.

Я на минутку остановила внимание на полосатых носках и отправилась дальше, за спины стильной молодежи, навстречу новым открытиям этой ночи.

Самое большое скопление людей там, где в эту ночь бодрее всего – дальний зал звучит приятными и милыми сердцу хитами 80-х в исполнении группы «Градусплюс». Кто-то пританцовывает, кто подпевает – эта часть галереи уже традиционно собирает тех, кому нравится музыкальная составляющая «Музейной ночи».

чтозанах резонанс или искусство искусству рознь

ГЦСИ представлял особый интерес, потому что от него ожидать можно все что угодно. Однако мы не представляли, насколько может удивить центр. Несколько раз вдумчиво перечитав описание выставки «Особенности анархизма юго-западной Эстонии», чтобы хоть как-то подготовить свои мысли в нужном направлении для трактовки замысловатости и загадочности, которые присущи современному искусству, мы направились сперва во дворик, в котором нас ожидал «Пункт связи» – проект, который анонсировали еще, если не ошибаюсь, около месяца назад, когда дуэт из Нидерландов приезжал на его установку. Честно сказать, ожиданий от него было больше, но я уже давно смирилась с тем, что нынешние арт-объекты оставляют тебя в дураках. Еще раз перечитаю описание и для себя вынесу, что от этого восприятие деревянной будки со странным и скромным набором предметов внутри нее никак не меняется. Жаль.

Самое интересное впереди – у нас несколько лестничных пролетов и интрига, которую усилила рецензия покидающего зал молодого человека. «Девчонки, не советую», – сказал нам идущий навстречу парень. Так пойдем те же скорее!

Что происходит сразу после того как перешагиваешь порог просторного зала, сперва понять трудно – повсюду на стены проецируются хаотичные видеоролики, звуки из которых перемешиваются и создают психоделическую атмосферу. Через общий шум пробивается продолжительный писклявый крик какой-то (или какого-то) сумасшедшего – поворачиваю голову в сторону его источника и вижу в кадре на стене убегающего коротко стриженного человека. Перевожу взгляд и понимаю, что творится какая-то невероятная дичь – в следующем видео-перформансе парень перед тобой, стоя посреди травушки и деревьев, отчаянно теребит свой член.

Тут хорошо воспитанная и обескураженная девушка из моей компании не выдерживает и просто взрывается в возмущениях:

– Как это можно называть искусством?! Это же на уровне звериных инстинктов, какая мерзость! Да как можно показывать такое людям!

Вокруг ходят взрослые люди, для которых увиденное здесь, должно быть, отзывается еще большим шоком. Обращаю внимание на дядечку, охраняющего выставку – его лицо невозмутимо, но интересно, что при этом он испытывает внутри. Что испытывают окружающие? Возможно, некоторым это даже нравится – тем временем голая женщина на экране пытается засунуть свое уже неинтимное место в какую-то решетку, лично у меня ассоциирующуюся с приспособлением для гриля. В общем, пока Павленский прибивает мошонку к брусчатке, эстонские ребята из прошлого и настоящего развлекаются еще пуще.

Голого человека, лежащего на полу, такие же обнаженные люди, мечущиеся туда-сюда, обкидывают бесчисленными куриными лапками, воткнутыми в стену. Думаете, я преувеличиваю? Кадром выше как раз инсталляция и перформанс под названием «Бог и курица». Полностью уловить замысел авторов не удается (а это вообще возможно?) – честно говоря, ни один из представленных в этих 12 зонах видеороликов от начала и до конца я не просматриваю. Нет, довольно интересно, что хочет сказать автор, но, переживая за девчонок, я не настаиваю остаться в этом месте еще хоть насколько-нибудь, отчасти опасаясь оказаться непонятой.

Вопросов много, и дабы найти на них ответ, я завязываю беседу, как окажется в ходе нее, с одним из организаторов выставки. Он соглашается, что это все совсем неоднозначно и спорно, но, как любое средство самовыражения, имеет место быть. К беседе подключается огорченная происходящим девушка и поднимает вопрос ответственности за влияние кадров на людей и возможные последствия, появляется еще один собеседник, который долго молча и с интересом слушает, а затем, поднимаясь со стула, резюмирует:

– Настоящее искусство – это то, которое производит резонанс и заставляет человека задуматься о чем-либо, здесь это как раз-таки происходит, так что наслаждайтесь! 

– Если этим вообще можно наслаждаться, – отрезает уже вторая девушка из нашей компании. Уходим. Шутя, отмечаем, что рыба в будке была по сравнению с этим очень даже ничего. Усталость берет верх – двое из нас отсеиваются, двое остаются. Пересаживаемся на специальный автобус и следуем дальше, задумываясь об увиденном и периодически обмениваясь догадками, для чего все это. Отметили, что классическое искусство на фоне современного обретает большую ценность. А, кстати, на следующем снимке остатки перформанса, на который мы не успели.

завораживающая смерть

В историко-художественном музее нас ждал еще один проект от ГЦСИ – «Паучьи метаморфозы». Мы попали в атмосферу смертельного безмолвия, где все животные, которых можно было увидеть в любой другой день, посетив музей, оказались окутаны паутиной. Сопровождающие звуки усиливали эффект, хотелось наблюдать и наблюдать, не сдвигаясь с места.

До закрытия оставалось полчаса, мы успели прогуляться по этажом выше – там были экспозиции, посвященные войне и археологии. Заглянули в чуть приоткрытые двери другого зала, в котором царила темнота – посреди нее величественно выделялись черты лица и фигуры скульптуры человека с вытянутой рукой, напоминающего Владимира Ильича. Про себя подумала, жаль, что нельзя сфотографировать, чтобы передать момент. Работники музея уже накинули верхние одежды и с чувством выполненного долга и усталости побрели по домам под полной красавицей-луной.

 

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook