Эксклюзив

Комната откровений: Моя пошлая свобода

Опубликовано 28 августа 2015 в 15:44
0 0 0 0 0

Напряжённую тишину разрезает скрип — кто-то осторожно решил приоткрыть дверь, обновлённую свежей краской. Тем не менее, краска не скрыла года и наличие тайн прошлых лет, которые дверь надёжно удерживала в маленькой комнатушке, спрятанной в самых глубинах дома. И пришло время выпустить всё наружу — мы приглашаем вас в комнату откровений, где каждый может рассказать о своих мыслях, чувствах, соображениях и том, о чём молчал раньше. Анонимно, без масок и страха быть осуждённым, начистоту.

Привет. Я девушка, которая с самого раннего сознательного возраста почувствовала страсть к свободе и её ценность. Не то чтобы мне представился такой случай — я не сидела в тюрьме, ни государственной, ни домашней. Просто я любила критиковать систему и общество — а это, сами понимаете, самые большие и влиятельные тюрьмы этого мира. Любила, критиковала с пеной у рта и придавала особенные оттенки отчаяния различным событиям и явлениям лет так с 12.

это всегда было глупо, хотя и не так тленно, как 50-летние «революционеры» у Родины-матери

Сейчас задумываюсь и понимаю, что это всегда казалось глупо, хотя и не так тленно, как пятидесятилетние «революционеры», что собираются на площади у Родины-матери, машут красными флагами, ноют про безобразие властей, а сами и шага не могут сделать за черту согласованного митинга, за которой с ехидными улыбками встретят дядюшки-полицаи с дубинками в руках. Молодой и потенциальный революционер подаёт надежды и вдохновляет, вызывает улыбку и навевает романтику. А при виде старых недореволюционеров хочется прикрыть лицо ладонью, отождествляя себя с мемом facepalm. Но я вообще не об этом-то хотела рассказать — пусть каждый балуется так, как ему хочется, даже если и сам не осознаёт, что это баловство.

Сейчас я бы уже строила храм в Мексике или беседовала с дельфинами об Атлантиде

Свобода. С самого юношества я предавалась мечтам о ней и всячески стремилась, познавая мудрости различных уважаемых персон, которые когда-то оказали честь этому миру, став теми, кем стали, и рассказав о том, что открыли для себя. Должно быть, сейчас я уже могла бы воздвигать на мексиканских землях храм имени Вселенной, радуя своих родных простыми вещами и безграничной любовью. Или общаться с дельфинами о том, что же случилось с Атлантидой на самом деле… Но свобода осталась где-то позади. Я даже не хочу думать, на каком моменте в моей голове появилась пробоина, через которую в светлую голову, нашедшую даже однажды тот самый баланс быть не «за» и не «против», а именно «вне», полилось тонкой струйкой дерьмо из внешнего мира, но теперь в ней целый коктейль из неуверенности, эмоциональных вспышек, ревности, желания быть лучше всех и прочих глупостей, вяжущих по рукам и ногам. Свобода утрачена, а я раскачиваю лодку в реке дерьма, тем самых заливая её всё больше и больше.

со мной всегда это проклятье: доведи до крайности и освободись

Самое страшное и прекрасное, как сказал бы Женя Алёхин или его напарник, я хз, кто написал текст к этой песне, что всё в наших с тобою руках — и в моих руках сейчас ничего. Только борта лодки, которую нужно потопить, чтобы выплыть. Это какое-то долбаное проклятье, но у меня почему-то всегда именно так: доведи до крайности и освободись. А где искать те самые основы свободы, которые толкали сворачивать горы раньше — может, они всё ещё нащупываются призмой восприятия и между страниц хороших книжек… И как быть уверенной в том, что они не погорят в искрах цинизма?

Слишком много свободы, чтобы её сохранить в чистом виде

Нет же, всё дело в том, что свобода всегда была рядом — здесь, там, за вашими ушами, под нашими задницами, в ветре и между развевающимися локонами длинных секущихся волос, на закате, встречаемом в одиночку на холме, в утопающем в солёных водах солнце. Просто кто-то ей пренебрегал, боясь упустить. Кто-то я. И каждый момент проживался по максимуму, все моменты имели самый крайний исход, который мог бы быть. Есть свободная ночь — не ложись спать, гуляй! Гуляешь с парнем — обнимайся, целуйся! Связалась — рискуй, иди до конца! Пьёшь — бухай так, чтобы было что вспомнить! Живёшь — отжигай… Нет времени, чтобы жалеть, слишком много гордости и страха перед собой, чтобы признать, что совершила ошибку. Слишком много свободы, чтобы её сохранить в чистом виде. Свобода уже не та, не того вкуса. И я не знаю, как нащупать её после всей этой пошлости…

.

Ждём ваших откровений: kaliningrad@urbanrooms.ru

Иллюстрации Miss Cyndi.

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook