Ксюша Ро
Ксюша Ро 03.12.2015

Моя профессия – кинопереводчик

Калининград – город, тесно связанный с кинематографом. TKR решил поговорить с редактором кинопереводов Ксенией Прасоловой о специфике аудиовизуального перевода, а заодно и узнать, как стать кинопереводчиком и чего ожидать от профессии.

О СВОЕЙ РАБОТЕ

Я начала заниматься кинопереводом в 2008 после стажировки в Америке. Одна из участниц программы обмена уже сотрудничала с Московским международным кинофестивалем, она же и пригласила меня поработать на фестивале в качестве редактора переводов. Работа редактора – это работа с уже выполненными переводами. До начала фестиваля мы с коллегами получаем просмотровые копии фильмов, диалоговые или монтажные листы, английские титры, а также подготовленные переводчиками по определенным правилам русские титры. Наша задача – оценить правильность перевода, устранить речевые и языковые ошибки, отформатировать титры так, чтобы их можно было готовить к показу (расставлять таймкоды, например, если демонстрируется цифровая копия фильма).

На многих фестивалях фильмы переводятся под субтитры, и, думаю, понятно, что и подход, и задачи переводчика здесь отличаются от перевода фильмов под дубляж для широкого кинопроката или от перевода под озвучку («войсовер») для телетрансляций. Наша работа – скорее, исключение из правил, потому что Россия, всё же, страна дублирования. По ряду исторических причин субтитры в массовом прокате не прижились.

В качестве редактора и переводчика (хотя редактирую я гораздо больше, чем перевожу) я сотрудничала не только с ММКФ, но и с фестивалями «Beat Film», «2morrow», «Фестиваль 360» и совсем немного – с каналом «Культура». Иногда за год получается, в том или ином качестве, увидеть более 100 фестивальных лент. Наверное, названия большинства этих фильмов мало что скажут широкой аудитории, разве что можно упомянуть «Правду Сноудена», которую я перевела для ММКФ в этом году. После фестиваля фильм вышел в дубляже и был показан по каналу «Россия», но мне сложно сказать, был ли использован мой перевод при подготовке голосового сопровождения на русском языке. До Калининграда «Правда Сноудена», к сожалению, так и не доехала.

О ФЕСТИВАЛЬНОМ ПЕРЕВОДЕ

На фестивалях мы стараемся сделать так, чтобы фильмы переводил переводчик того языка, на котором фильм был снят, но это не всегда получается, и поэтому на русский язык фильмы переводятся с английских титров. Не стоит забывать, что необходим и навык киноперевода. Тем, кто привык работать с официально-деловыми текстами, бывает сложно сходу научиться сокращать текст так, чтобы каждое сообщение уместилось в две строки по 32 символа длиной: тут как раз и вступает в дело редактор. На одном из фестивалей переводчик-испанист жаловался на то, что его текст очень сильно урезали при редактуре, но ведь не сократи мы текст, зритель бы не успел ни прочитать титры, ни посмотреть кино! Более того, компрессия, или сжимание текста, является одним из основных требований при титрировании. Иногда переживают и зрители, которые не находят в титрах каких-то отдельных звучащих с экрана слов, и некоторым кажется, что перевод неточен. Мой совет: доверяйте переводчику и не зацикливайтесь на речи, помня, что кино – это синтетическое искусство, где впечатление создается не только текстом, но и изображением.

Титрирование – не единственный способ перевода кино на фестивале. Те из зрителей, которые успели побывать на фестивалях в нашем городе, наверняка вспомнят, что некоторые ленты переводятся прямо в зале. В этом случае работа кинопереводчика очень похожа на работу переводчика-синхрониста, с той лишь разницей, что синхронисты (в идеале) работают в паре и сменяют друг друга через каждые полчаса, а вот двух-, а то и трехчасовой фестивальный фильм может озвучивать всего один человек. Несмотря на то, что киносинхронист читает «с листа», то есть, озвучивает перевод, ориентируясь на диалоговые, монтажные листы или титры на известном ему языке, такой вид работы простым никак не назовешь.

.

ОБ УСТОЙЧИВЫХ МИФАХ КИНОПЕРЕВОДА

Когда я говорю о своей работе, часто слышу: «Ой, ну надо же! Ты, наверное, очень хорошо разбираешь английскую речь, с аудированием проблем точно нет». На самом деле, только малая часть всех фильмов (мы сейчас не говорим о кинопиратстве) действительно переводится со слуха. В большинстве случаев правообладатели предоставляют все необходимые для перевода материалы, от уже готовых титров до подробнейших монтажных листов, где расписаны не только все сцены фильма с указанием, где кто стоит, но и даются пояснения особенно сложных слов и метафор – специально для переводчиков. Другое дело, что на фестивалях бывает разное: у нас были и режиссеры, которые за пару дней до показа решали перемонтировать всё кино, и составители титров к документальным фильмам, которые так и писали: «А тут я не разобрался, извините». Но это скорее исключение, чем правило.

Ещё одно общее место в разговорах о кинопереводе: недовольство русификацией названий. Русское название может совсем не совпадать с оригинальным по целому ряду причин. Во-первых, таким может быть желание правообладателей. Так, шведский фильм Fucking Amål за пределами Швеции демонстрировался под международным названием Show Me Love. Российские зрители, которым режиссер привез шведскую копию фильма (это был фестивальный показ), увидели на экране две надписи: “Покажи мне любовь” и без перевода понятное шведское название. Эффект был предсказуемым – но что тут поделаешь. Во-вторых, название может измениться по соображениям маркетинга: скажем, целевая аудитория фильма «Похмелье» не совсем совпадает с целевой аудиторией фильма «Мальчишник в Вегасе» (в оригинале «Hangover»). Название также может быть цитатой, как из внешнего источника (если это библейские или литературные цитаты, они заменяются на соответствующие места из классического перевода, например), так и из самого фильма – скажем, это фраза, которую произносит один из героев, и в таком случае название должно повторять фразу из фильма. Наконец, название может появиться задолго до самого перевода: так, с той же «Правдой Сноудена» я была не совсем согласна, но сделать уже ничего было нельзя. То же самое произошло и с другой, менее известной, картиной: на ММКФ привезли итальянский фильм «I Demoni di San Pietroburgo», переводчица еще работала над лентой, а афиши и билеты уже надо было печатать. К сожалению, «Демоны Санкт-Петербурга» оказались «Бесами» Достоевского (фильм был о самом писателе), но было уже поздно. Я к таким вещам отношусь философски: в конце-концов, названием ведь фильм не ограничивается, хотя иногда и хочется видеть более элегантные решения в заголовках.

Бытует также мнение о том, что киноперевод в нашей стране переживает какой-то жуткий упадок, и что любая неточность в переводе, метко пойманная зрителем, конечно же страшный грех. Здесь стоит помнить, что перевод, особенно художественный – дело творческое, и дословность здесь только вредит. В дубляже есть еще дополнительное требование «укладки» речи в движения губ актеров, так что подмеченные несовпадения могут объясняться и техническими причинами. На мой взгляд, стоит обращать внимание не на языковые неточности, а на настоящие ошибки, вроде калькирования (копирования исходных устойчивых структур языка оригинала в язык перевода): всякие «ты не можешь этого сделать», «это сделало мой день», «он махнул своей рукой» как раз сюда и относятся. И потом, мы так любим критиковать, что зачастую не хотим замечать хорошие примеры переводческой работы: скажем, переводы «Пиратов Карибского моря», «Как приручить дракона» или, из последних увиденных мной, комедии «Шпион».

.

ГДЕ УЧАТ КИНОПЕРЕВОДЧИКОВ

Несомненно, чтобы стать любым переводчиком, мало знать языки, с которыми вы собираетесь работать. Но даже здесь есть своя специфика: по моему опыту, чаще всего переводчики допускают ошибки при работе с обычными, бытовыми фразами. То есть, человек может переводить сложнейшие вещи, а на фразе «She got so mad» сломаться и выдать что-то типа «Она обезумела» (вместо «разозлилась»). На сайте одной из студий в требованиях к кандидатам стоит «опыт проживания в Америке», и я, в принципе, понимаю, откуда такое пожелание появилось. Необходимо также в полной мере владеть языком перевода (русским, в нашем случае), хорошо разбираться в стилистических особенностях русской речи, уметь подбирать правильные варианты при переводе. Знание о видах и особенностях аудиовизуального перевода тоже не помешает.

К сожалению, пока что в России только одна организация предлагает курсы повышения квалификации по кинопереводу, и то в формате онлайн-семинара. Мы бы хотели сделать магистерскую программу по аудиовизуальному переводу при кафедре теории и практики перевода в БФУ им. Канта, но это дело будущего. Пока что наши студенты имеют возможность участвовать в работе московских фестивалей (короткометражки для последнего Tomorrow Weekend переводили наши бакалавры выпускного курса) и, надеюсь, в следующем семестре мне удастся запустить краткосрочные курсы по титрированию, которые я всё откладываю из-за занятости.

.

О СОБСТВЕННЫХ ПРЕДПОЧТЕНИЯХ

Я очень люблю ходить в кино, но выбираюсь туда редко. Вряд ли у меня есть любимый фильм или даже любимый жанр, или режиссер: я с одинаковым удовольствием смотрю латиноамериканское кино и голливудские фильмы про супер-героев. Диссертацию я писала про фанатскую литературу, так что мне близка тема массовой культуры. Не могу сказать, что за годы работы с кинофестивалями у меня радикально изменился вкус, разве что я стала обращать гораздо больше внимания на документальное кино, чего и всем зрителям желаю. Сейчас вот должен выйти документальный фильм про первого режиссера, «The First Film» — там какая-то невероятно детективная история с Люмьерами. Судя по всему, первый фильм сняли вовсе не они… Скоро узнаем!

 

Автор текста: Даша Гетманова




в центре внимания Вернуться на главную

цифра дня 600 Столько регбистов съехалось на международные соревнования в области
видео дня Кастинг шоу «Танцы» в Калининграде
Baur Films