Моя профессия — переводчик

Опубликовано 24 марта 2014 в 00:05
0 0 0 0 0

Переводчик — это звучит гордо

Вообще я пошла учиться на переводчика, потому что абсолютно не шарила в математике, физике и прочих точных науках.Процентов 50, как минимум, становятся переводчиками именно по этой причине. Тебе кажется, что нет ничего сложного в том, чтобы заучить слова и выражения. Правда, ну что в этом сложного? Выучил же ты русский, хотя даже и не напрягался особо.

Довольно часто среди романтически настроенной молодежи бытует мнение, что переводчик – это очень престижная профессия. Во-первых, это регулярные командировки за бугор, во-вторых, уважение со стороны близких и знакомых, ведь порой приходится переводить высокопоставленным лицам, да и вообще на все иностранное пока что у нас смотрят с неким благоговением.

До недавних пор мне тоже казалось, что быть переводчиком – это круто. В принципе все вышеперечисленное имеет место быть, если ты компетентный специалист с огромным запасом слов, как на русском, так и на иностранном языке.

Как обстоят дела на самом деле?

Я в категорию таких мегакомпетентных переводчиков не вхожу. Это по диплому я переводчик, а работаю я несколько в другой сфере. Но люди вокруг знают, кто я по образованию, и используют меня по моему альма-матеровскому предназначению.

Если быть честной, каждый раз, когда меня заставляют переводить кому-либо устно, моя самооценка падает ниже плинтуса. Просто потому, что каждый раз они (мои высокопоставленные клиенты) выдумывают новые темы для разговоров. Вчера это была экономика, сегодня строительство, завтра медицина. А ты переводчик и должен разбираться во всех понятиях. Их не волнует, что ты, возможно, впервые слышишь термин «малотоннажная химия» или вообще не употребляешь слово «чечевица» и даже не представляешь, как она выглядит. Взялся за гуж, не говори, что не знаешь, что такое гуж. Даже, если за гуж тебя взяться вынудили.

ье

Иногда приезжают иностранные компании и начинают говорить какие-то непонятные слова, которые я до этого ни разу не слышала. Спустя 2 минуты их одухотворенной речи понимаешь, что непонятные слова были именами собственными, но вспомнить их теперь уже невозможно. Так, например, было, когда к нам в республику приезжали представители крупного табачного бизнеса. Я не курю и в брендах сигаретных не разбираюсь. Поэтому, когда товарищи-иностранцы начали перечислять наименования табачных компаний, я, мягко говоря, зависла.

Попоголовье и заплетун языковиц

Спустя 20 минут последовательного перевода мозг начинает кипеть. Ты это понимаешь, когда ловишь себя на мысли, что вместо того, что бы слушать говорящую владелицу иностранной компании, ты разглядываешь пуговки на ее блузке, аккуратную прическу…И когда, сквозь эту паволоку мыслей, до тебя отдаленно доходят слова, представляющего Башкирию лица, ты с уверенностью эксперта пытаешься проговорить “asshead” в качестве перевода к услышанному тобой странному слову «попоголовье». Это уже спустя микросекунду ты понимаешь, что чувак имел в виду место, которое Башкирия занимает по поголовью скота. Но попоголовье отчаянно вертится у тебя в ушах, на языке, нервно щекотит твои щеки и ты прыскаешь от смеха со словами «попоголовье! Ха!». А окружающие косятся на тебя как на сумасшедшую.

Во время перевода и просто общения с иностранцами с языка то и дело срываются слова, которые не имеешь в виду или не хочешь иметь в виду. Помнится, как, уже подружившись с американским заказчиком, я попросила его сфотографировать меня с воздушными шариками, которые раздавали бесплатно в Гостином дворе. До сих пор не понимаю, почему, почему тогда я сказала balls, а не balloons! Короче говоря, вышло так, что я вежливо попросила его сфотографировать меня с моими яйцами.

Кто тут самый умный?

Еще один неприятный факт в работе переводчика – это то, что зачастую на переговорах присутствуют люди, отлично говорящие на иностранном языке и хорошо его понимающие. Но переводчик тут ты, а не они. Они в отличие от тебя прекрасно понимают, в чем разница между процентной ставкой по кредиту и процентом, рассчитанным для определения полной стоимости кредита. Поэтому, когда ты со своей колокольни начинаешь переводить два этих термина, им не терпится вставить свое слово, исправить твой детский лепет. Надо сказать, тут я всегда пользуюсь моментом, чтобы передохнуть и позволяю экспертам продолжить начатое и посидеть в моей шкуре. Помните, как в школе: «Сидоров, ты самый умный у нас? Встань тогда на мое место и объясняй урок!» Я думаю, товарищ эксперт вскоре начинает жалеть, что вызвался меня исправить, ибо теперь все надежды на корректный перевод возлагаются на него.

Не в коня корм

В профессии переводчика есть один плюс. Но он же и минус: нас кормят хорошо и бесплатно. Наливают и накладывают переводчику так же, как и остальным членам обеда или ужина. Другой вопрос: когда успевать это заглотить? Ведь не скажешь же «товарищ, когда я ем – вы глух и нем. Помолчите, дайте фуагра прожевать». В итоге они все пьют, весело смеются, кушают, а ты сидишь за столом, исписывая 6-й лист бумаги своими каракулями – тайным шрифтом переводчика, чтоб не выпустить из головы важные детали.

Кстати о записях: мы очень часто пишем просто начальные буквы того, что сказал человек. Ну например: в пгмрсоп, нэннрнцп расшифровывается как «в прошлом году мы решили сократить объем производства, но это никак не отразилось на нашей ценовой политике». Фишка в том, что порой русского человека бывает очень сложно остановить. Его речь льется медом в уши слушающего иностранца и он никак не может понять, что у переводчика в голове нет звукозаписывающего и воспроизводящего устройства. Поэтому спустя абзац подобных сокращений я обычно долго и мучительно разбираюсь в собственных записях. На моем лице в этот момент читается замешательство господина Друзя после вопроса о Гарри Поттере.

О небожественном происхождении профессии

Надо сказать, что эмоционально я стала более зрелой личностью. Раньше мне было тяжело переводить, потому что я считала, что не имею права на ошибку. Теперь я осознала, что я не Бог. Только до крайней степени тщеславный человек может убиваться по поводу того, что он чего-то не знает или не сумел сделать правильно. Человек с адекватной самооценкой понимает, что он не в состоянии знать все в этой жизни. Осознать это мне помог мой очень хороший знакомый, человек, который учился со мной на факультете романо-германской филологии. Все, кто когда-то слышал его речь в профессиональном контексте, изумляются тому, как красиво, на чистейшем британском английском, он изъясняется с иностранцами. Прибавим сюда тембр голоса диктора бибиси, и получится убойная смесь, способная довести до лингвистического оргазма.

Так вот, однажды мне было поручено переводить переговоры с участием приглашенного иностранного специалиста. Лицо было довольно важное, поэтому я начала искать лазейки, которые бы позволили мне не участвовать в переговорах. Зная, что мой замечательный друг никогда не откажется от возможности лишний раз попрактиковаться, я стала слезно просить его подменить меня. О том, что было дальше, я попросила написать его лично. Итак, слово предоставляется господину, который предпочел остаться анонимом:

«Разумеется, я согласился, во-первых, был шанс попрактиковать свой британский английский, во-вторых, добрый я очень. Порой жизнь нам посылает определенные сигналы, которые мудрый человек непременно заметит и сделает правильные выводы. Однако мудрость приходит с опытом, а опыт, как известно, — порой менее обидное название для наших проколов. В общем, будучи молодым и совершенно немудрым, я начал искать материал по этому англичанину (благо, был его вебсайт), в упор не замечая знаки судьбы. А знаков было предостаточно! Во-первых, первое, что мне ДОЛЖНО БЫЛО броситься в глаза – фамилия моего будущего «подопечного», назовем его МакКлауд, истинно шотландская фамилия. Для справки, дорогие друзья, населения этого замечательного региона Великобритании обладает совершенно изумительным акцентом английского, который непонятен не только иностранцам, но и самим англичанам… вообще. Дальше больше. С высоты настоящего опыты я часто задаю себе вопрос – ну как я мог не придать значения тому, что человек с фамилией МакКлауд, речь которого мне нужно было переводить на переговорах, еще и член Британской ассоциации заикающихся!

В общем, переговоры в самом разгаре. С русского на английский я перевожу, что лев расправляется с ослабленной добычей, но когда господин Горец начал говорить… переговоры почти были провалены, ибо я понимал из его речи не более 10%, и то это были в основном междометия.

С тех пор пропагандирую три правила: заранее встретьтесь с тем, кого будете переводить, заранее обеспечьте себе различные информационные материалы по предстоящей встрече, и последнее, самое главное, — отказываетесь от такой работы к ебеням, если это не удастся!!!!»

Вот так мой друг помог мне понять, что переводчик, даже самый профессиональный, имеет право на ошибку. Ведь, если о себе я всегда была не самого лучшего мнения, мой товарищ всегда будет для меня образцом компетентности.

Авторы: коллеги The Ufa Room

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook