Музыка

«Мы не выступаем со всяким зашкваром»

Опубликовано 30 января 2015 в 16:46
0 0 0 0 0

22 февраля в Калининграде пройдёт большой хардкор-панк-фестиваль «Friends For Friends», на котором выступят хедлайнер из Германии, гости из других городов, а также наши местные группы.

Сегодня мы публикуем наше второе интервью с участниками данного фестиваля — панк-группой Поспишь Потом. Участник группы Михаил рассказал нам об истории появления названия команды, нижегородской сцене, драке с барабанщиком Dice, а также поразмышлял о том, смог бы он опопсеть за большой гонорар.

TKR: Привет. Давай, для начала ты представишь себя калининградской публике. Где родился, чем занимался и как тебя угораздило стать музыкантом, а не банкиром или порнорежиссёром, например?

— Привет. Меня зовут Миша, я родился в посёлке Ибреси Чувашской Республики. Мне было 11 лет, когда моя мама сошла с ума и начала совершать паломничества по православным монастырям и другим культовым объектам. В эти увлекательные путешествия она брала меня с собой, где мы с ней вписывались в кельях, трапезничали с монахами и наблюдали обряды экзорцизма в полуразваленой церкви-избушке посреди леса. Вот. А в 12 лет я стал панком. Музыкантом, на самом деле, я до сих пор так и не стал. В моей интеллигентной семье материальный достаток никогда не расценивался как что-то первостепенное, ну и плюс, гуманитарный склад ума не дал мне даже попытки вникнуть во все эти финансовые схемы или как там их называют, чтобы стать банкиром. В 14 лет все пацаны со двора мечтали стать порноактёрами, чтобы получить вожделенный доступ к женской плоти, я не был исключением, но, видимо, подростковая мечта в процессе взросления была погребена под грузом других мыслей и забот.

TKR: Я уверен, что у вас постоянно это спрашивают, а потому не буду исключением: как появилось название Поспишь Потом?

— Спасибо за вопрос. Давно искал случая хоть как-то поведать об этом. Была на миру такая группа Zuboroth, и на их тройном сплите с группами Dirt Pill и Заводь я наткнулся на песню этих ребят с названием «Поспишь Потом». Надо добавить, что в тот момент я жил посреди Кавказских гор в строительном вагончике, прямо под окном которого шумела быстрая горная речка, а за ней шли долгие каменные цепи. Распорядок дня был тогда абсолютно не нормированным, я мог проснуться в два часа ночи и бодрствовать до 7 утра, потом, поспав два часа, вновь просыпаться от жары и вступать в новый день. Смысл этого словосочетания тогда свелся для меня в:  (по тексту: «Не важно — жив ты или мёртв — поспишь потом!») не важно, что ты там себе думаешь, как ты там себя чувствуешь и чего хочешь в данный момент ты и твой организм, ЧТО-ТО (что тебе, как правило, не очень нравится) не ждёт, и его абсолютно не парит твоё состояние, так что будь добр — не спи, от тебя ждут действий. Прошло несколько лет, мы уже полгода репетировали с группой, у которой упорно не хотело появляться название, и как-то раз, беседуя на кухне с другом Славой из группы Bad Karma, мы что-то вспомнили эту песню, потому что время опять подошло к 6 утра, а мы всё не могли уснуть, захваченные дружеским разговором. Мы оба знали, как нам будет хреново без сна весь завтрашний день и как мы будем повторять каждый про себя эту фразу, и вот тут-то мне как по лбу стукнуло — «Е#тыть, вот же оно — название!» В общем-то вот, а такого смысла, как «Нех#й спать, надо плясать», называя так свою группу по песне коллектива Zuboroth, я в него не закладывал, это вы уже сами всё допридумывали. Это касается и некоторых наших текстов — вот уж не думал, что в наши простейшие строчки многие слушатели (если не большинство) вложат прямо противоположный смысл.

А буквально на той неделе я встретился с автором этой песни, Аркадием Тропинкиным, у него сейчас новый коллектив под названием Krovelёd, с которым он тоже исполняет эту песню. И вот как раз, сидя на той самой кухне, он поведал мне истинную историю и смысл этой фразы, после чего мне даже стало несколько стыдно за то, что я вот так, без спроса, стянул её у него. Что именно кроется за этим, если интересно, спросите у него сами, но предупреждаю — это жуткая история.

TKR: Я знаю, что в НиНо всегда была очень самобытная музыкальная сцена, которая известна по всей России. Как бы вы хотели вписаться в историю музыки своего города, и как к вам относятся сейчас? Многие ведь не любят «местных».

— Нижний Новгород и вправду очень интересен в музыкальном плане, и лично меня не может не радовать тот факт, что самое яркое и необычное, что есть в музыке этого города, появляется сейчас именно в DIY-кругах. Серьёзно. Если кто-то попытается это оспорить, пусть лучше скажет, насколько далеко от нижегородской области та самая «гениальная группа, возле которой вся наша «самодеятельность» рядом не валялась» уехала? Времена, когда можно было стать вторыми 7000$ и Элизиумом, уже прошли, а сотни групп, упорно из года в год играющих одно и то же, так до сих пор этого и не поняли.

Я не знаю, как и во что наша группа хотела бы «вписаться», скорее, наоборот, когда мы её собрали, одним из наших правил стала политика ненавязывания — играть эту музыку, играть в своём гараже и ехать выступать только там, куда нас позовут. Собственно, одно вытекает из другого, поэтому, если кто-то и хочет нас в чём-то обвинить, то конкретного предмета или ситуации, как правило, не находится. Мы верны всем DIY-постулатам, не выступаем со всяким зашкваром, не трёмся в мутных кругах, не выступаем в талых местах, не лижем ничьи зады, не рекламируем кроссовки, ни у кого ничего не выпрашивали и никому ничего не должны. Нас эта позиция полностью устраивает, и менять её мы пока не собираемся.

TKR: Как сейчас обстоят дела с хардкор/панк-сценой в вашем городе? Есть ли какие-нибудь интересные площадки, группы?

— Отвечая на предыдущий вопрос, я уже коснулся этой темы. Нижегородская панк-сцена — это большая история, уходящая в 2005-2006 год, в которой сменилось уже несколько поколений активных людей, каждое из которых вносило что-то своё в определённую веху. Лично я в своей голове делю эту историю на несколько периодов, но сейчас не буду их озвучивать, потому что это тема для диссертации. Сейчас я несколько подустал вглядываться в происходящее за пределами нашего гаража тире подпольного клуба «Станок», но то, что там порой происходит, нравится мне всё больше и больше. Откуда-то взялась целая орда 18-летних ребят, которым нравится копошиться в нашей грязи, и этот прилив «молодой крови» дал очень серьёзный толчок к дальнейшему развитию подпольной панк-сцены. Одновременно с этим «старая гвардия» начала вновь взаимодействовать между собой, сплочаться в порой немыслимые коллаборации, группы растут как грибы, и очень скоро многие из них вы обязательно услышите.

Мой личный топ-10 ныне существующих нижегородских панк и околопанк-групп выглядит следующим образом: Июльские Дни, Tell Your Mother, The Doctors, Criminal State, Step To Freedom, General Grievous, Slumdogs, Eneer, Скамейка Запасных, Cianid.

Некоторые из них мне действительно нравятся, некоторые попали в этот список исключительно благодаря нашей дружбе и так называемому «кумовству», а некоторые вообще, на самом деле, ужасные говнюки, к которым на сраной козе не подъедешь, и хрен его знает, зачем я их вообще сюда внёс.

TKR: Сколько мог бы зарабатывать российский панк-рокер, если бы запел на английском и подписался на «Fat Wreck»? Смог бы ты оказаться от своей идейности и немного опопсеть ради выступлений по всему миру и больших гонораров?

Как только хоть одна из тьмы поющих на английском отечественных панк-банд сможет это сделать, вот тогда у них мы это и спросим, но не думаю, что они смогут хоть как-то на этом навариться, в виду того, что вряд ли кто-то ТАМ захочет заполучить в коллекцию «сиди оф стрэндж рашн панк бэнд». Собственно, опять всё вытекает одно из другого, именно поэтому «Фэт Фрэк» —  не интересно. Хотя на самом деле мне — человеку, смотрящему на весь этот «чудо-мир зарубежного панк-рока» из провинциальной ямы — всё это мало интересно. Зато всегда вызывают ироничное удивление DIY-группы, отправляющиеся в двадцатый раз «покорять Европу», не пробив при этом толком ни одного выезда по матушке-Руси. Не надо телег про то, что ТУТ вас никто не понимает, на самом деле (и вы это прекрасно знаете), ТАМ вы тоже нах#й никому не нужны. Есть такое хорошее выражение: хочешь стать круче всех — стань круче всех у себя во дворе. Всегда нужно начинать с малого. С другой стороны, ещё большее удивление вызывают группы, пользующиеся бешеной популярностью в России, но при этом предпочитающие панк-путешествия в тепличной европейской реальности, нежели по родным ухабам-болотам. Я не хочу выносить оценочных суждений, но думаю, что когда-нибудь молодой панк-рокер из, скажем, Самары, разглядывая в интернетике афишу тура своей любимой хардкор-панк банды, вместо своего города в очередной раз увидит там, скажем, Стокгольм, просто возьмёт и перестанет им верить.

Насчет идейности и попсовости, и смог бы я ради… Не знаю, мне пока никто не предлагал ничего такого. На самом деле, было бы очень здорово, если бы я мог ВСЁ своё время посвящать хобби и интересам, к примеру, даже отвечая сейчас на это интервью, не отвлекаться постоянно на то, чтобы приготовить тёточке уже, бл##ь, ЧЕТВЁРТУЮ чашку какао. В общем, я ищу выход из этой ситуации. Вполне возможно, это и не будет связано с музыкой. Вообще не уверен, надолго ли я в ней. Раскрою секрет — я ни к чему никогда не относился серьёзно, а люди, играющие в дело святых, у меня вызывают усмешку. Я всегда оставляю себе поле для манёвра и, если в один момент я вдруг и вправду окажусь не прав, у меня будет возможность просто улыбнуться.

ТKR: Расскажи о самом своём провальном концерте.

— Самые провальные концерты со мной случаются в последнее время в одном и том же месте. Я там ни разу не выступал и находился в виде зрителя. Просто у некоторых организаторов хардкор-шоу в нашем городе появилась тенденция делать концерты именно там. Оно как-то так устроено, что там буквально ВСЁ противоречит духу веселья: столы со стульями, по которым публика рассаживается и старательно делает вид, что ей не скучно, ниша, чтобы смотреть на сцену сверху, у#бищная публика вперемешку со знакомыми ребятами, которые, вроде как, из «сцены», но непонятно, что они тут забыли. Не знаю, может им и вправду интересно там находиться, но я там буквально подыхаю. Поэтому и стараюсь обходить это место стороной. Я твёрдо убеждён, что панк, а уж тем более хардкор, заканчивается там, где начинается зона комфорта. Когда организатор устраивает концерт так, чтобы публике находиться там «было удобно» — это всё. Твёрдая заявка на то, что зритель уйдёт оттуда безо всяких впечатлений и это шоу никогда не останется навсегда в его памяти.

Этот абзац обязательно следует закончить словами Дениса Алексеева, которые, как никакие другие, смогут вкратце подытожить то, что я пытаюсь сейчас сказать: «Чего хочет молодёжь, когда слышит звуки громкой музыки? Правильно, она хочет всего три вещи: драться, е#аться и танцевать. Тот, кто обеспечит ей эту возможность, станет миллионером. Поэтому спрашивать, какая публика придёт на концерт и не сломает ли она чего — это верх непрофессионализма. В хорошем клубе должно быть нечего ломать… В конце-концов, в начале XXI века люди стали забывать, что нет принципиальной разницы между хорошим выступлением рок-группы и началом баррикадных боев.»

TKR: Как у вас настроение перед поездкой к нам в Калининград? Вы уже заезжали так далеко? Какие ваши ожидания от феста?

— Настроение в принципе такое, как и всегда, то есть на уровне. Стремительно повышаться оно начинает в тот момент, когда мы, наконец, обнаруживаем себя в каком-либо виде транспорта, уносящего нас на несколько дней от всяких дурацких мирских глупостей навстречу…бла бла бла, ну вы поняли. С этой группой мы вряд ли заезжали так далеко, с другими, в принципе, брали и помощнее маршруты, но, будь уверен, Калининград, мы очень хотим попасть к вам! Даже распределили график так, чтобы побыть у вас несколько дней, погулять и хоть как-то попробовать ощутить атмосферу города. Спасибо Серёге — организатору феста — за то, что даёт нам такую возможность. Он очень грамотно всё делает, шпыняет нас каждый день, чтобы мы не тупили с покупкой билетов и прочее, молодец-парень, в общем. К тому же — он единственный человек, который пообещал выпустить нашу демку на физических носителях, и сдержал обещание!

TKR: Что ты знаешь о нашем городе и музыкальной сцене?

— К своему стыду, я не особенно знаком с вашей сценой и группами, кроме тех, что бывали у нас в гостях — таких, как Noway и (теперь уже печально известных) Dice. Обе они мне, откровенно говоря, не нравятся (я без злого умысла, просто не идёт у меня такая музыка). Noway выступали в нашем гараже, а с Dice наше близкое знакомство произошло не самым удачным образом, но всё равно, я вспоминаю (и надеюсь, они тоже) с весельем. Да-да, это я — тот парень, которому ваш барабанщик зажал педаль на концерте, после чего мы пиз#ились с ним в подъезде на вписке. Ну как пиз#ились, если точнее — это я тогда просто наполучал.

TKR: Ответь на вопрос от Кости из The Rite: «Представь, вокруг пустота, твоё воображение — это оружие созидания нового мира. С чего бы ты начал строить свой новый мир, имея 5 желаний?»

— Костя предлагает мне побыть Богом? Очень хотелось бы на такой здоровский вопрос ответить как-нибудь интересно, но, блин, если Бог есть, и всё, что сейчас происходит, дело его рук, то у него не очень-то получилось. Не думаю, что у меня получится лучше.

TKR: Задай свой вопрос следующему, у кого я буду брать интервью (пока не знаю, кто им станет).

— «Слушай, парень, ты знаешь, почём фунт лиха?» — этот вопрос не от меня, а от вокалиста группы Eneer, который сидит тут рядом и пьёт халявный кофе на моей работе.

0 0 0 0 0




27 января 2015
10 февраля 2015
Вконтакте
facebook