Город

Не ваше дело: Join Kaliningrad

Опубликовано 18 декабря 2014 в 18:11
0 0 0 0 0

Спешим сообщить, волевым усилием редакции The Kaliningrad Room было решено вернуть к жизни любимую многими рубрику «Не ваше дело», в которой мы рассказывали о молодых предпринимателях и людях, развивающих интересные проекты в нашем городе. Если бы это был сериал, то мы бы объявили о начале второго сезона, но поскольку это не так, то представляем вам обновленную, улучшенную рубрику «Не ваше дело», где вы увидите еще больше интересных героев, первыми из которых стала команда инициативных ребят, разработавших неофициальный бренд города — Join Kaliningrad.

TKR: Ребята, честно признаюсь, первый раз увидела изображения разработанного вами бренда где-то на просторах Facebook, и он сразу меня «зацепил». Для начала  расскажите немного о себе: чем занимаетесь, где живете и какое отношение имеете к Join Kaliningrad?

http://kaliningrad-room.ru/uploads/kaliningrad/2014/12/circle3.png
Кирилл Казаков Сам я родился в Калининграде, но в 2009 году переехал в Москву. Почти 10 лет занимаюсь брендингом и коммуникациями, также иногда принимаю участие в различных образовательных и инициативных проектах, например, таких как Join Kaliningrad.

http://kaliningrad-room.ru/uploads/kaliningrad/2014/12/circle5.png
Владимир Куликов Я тоже из Калининграда, но 3 года назад переехал в Москву. Тогда же почти сразу пошел учиться на дизайнера и выбрал направление бренд-дизайна.

http://kaliningrad-room.ru/uploads/kaliningrad/2014/12/circle4.png
Дмитрий Алексеенко У меня получилось всё как раз наоборот: я родом из Москвы, но переехал и теперь живу в Калининграде. На данный момент работаю в студии дизайна.

TKR: 13 декабря Дмитрий презентовал проект на неформальной встрече городских активистов «Горизонт событий». Первой фразой его выступления была: «Мы разработали не бренд города…». Если Join Kaliningrad – не бренд, тогда что?

Дмитрий: Всё верно, но тогда я нарочно подчеркнул, что проект не стоит рассматривать как бренд. Когда мы в первый раз показали результаты нашей работы общественности, люди восприняли их именно как бренд конкретной территории, Калининградской области. Но мы не ставили для себя такой задачи.

Кирилл: Мы воспринимаем Join Kaliningrad как потенциальный символ, бренд, напрямую связанный с именем региона, но это, скорее, коммуникационное решение. В мире уже есть похожие проекты, которые широко известны, например «I love NY». Как вы это назовете? Брендом города?

Дмитрий: Смотря что мы вкладываем в понятие «бренд». Если у нас нет четкого понятия, то так можно называть любой образ. В широком смысле слова Join Kaliningrad – бренд, но не территории, и уж тем более не официальный бренд Калининграда. Здесь, скорее, можно говорить о комплексе визуальных решений, отражающих основные ценности города.

TKR: Как человек, далекий от дизайна, под словом «бренд» я подразумеваю конкретный символ или логотип. Но если посмотреть на ваш проект, то такое впечатление совсем не складывается. Выходит, мое мнение ошибочное?

Дмитрий: На самом деле, такая точка зрения преобладает у многих людей, не только у Вас. Люди под словом «бренд» понимают определенный логотип. Бренд, если говорить о коммуникационной составляющей — это целый комплекс решений, именно такой, как мы представили, а не просто знак, какой разработал, например, господин Лебедев.

Кирилл: Добавлю, что наш подход немного отличается — наличие у нас большего опыта позволяет отступить от классического представления бренда.

Дмитрий: Вот эту мысль нужно выделить жирным шрифтом: бОльшим опытом, чем у Лебедева! (смеется)

Кирилл: Все верно, если мы говорим о брендах. Сейчас наш проект таковым не является: мы лишь надеемся, что он станет им. Наша задача создать символ, такой же узнаваемый и всеми любимый, как, например, «I love NY», не официальный, но признанный во всем мире.

Нашей задачей также было вложить в ёмкий образ как можно больше смысла. Мы могли бы пойти по пути Лебедева, уместив туда янтарь, историю, якорь. Да все, что угодно! Но старались не идти протоптанными дорожками, а найти максимально простое и нестандартное решение, которое было бы очень эффективно. У Калининграда очень много особенностей, которые мы планируем раскрывать в рамках коммуникаций бренда. Одно из таких — уникальное географическое положение региона. Эта тема близка как самим калининградцам, так и гостям города: здесь начинается Европа для россиян и Россия для европейцев.

Если вы хоть раз в жизни приглашали в Калининград гостей из другого города или страны и пытались с ними покупать сувениры, то наверняка выбирали из трех вещей: янтаря, старых фотографий Кёнигсберга и всякой ерунды.

TKR: Как у вас родилась идея проекта? Это была спонтанная мысль, или вы ее долго вынашивали? И как получилось в итоге то, что мы видим: яркая цветовая гамма, центральное слово Join и другие детали?

Дмитрий: На этот вопрос можно отвечать похожим вопросом. Если вы хоть раз в жизни приглашали в Калининград гостей из другого города или страны и пытались с ними покупать сувениры, то наверняка выбирали из трех вещей: янтаря, старых фотографий Кёнигсберга и всякой ерунды, не так ли? Отсюда вывод, что яркого образа, связанного с Калининградом, у нас нет. Город сам по себе какой-то старый, хотя нельзя сказать, что он не развивается. Здесь регулярно проходят разные события, люди стали активнее, но мы по-прежнему живем прошлым. Мы, в свою очередь, определились, что не хотим связывать проект с прошлым: Join Kaliningrad для людей, молодых душой, тех, кто верит, что Калининград должен выглядеть как европейский город.

Кирилл: Проект возник как инициатива снизу, то есть, мы хотели, чтобы город развивался и, таким образом, внесли вклад в его развитие. Мы даже не думали о том, чтобы продать его, например, администрации города и получить какой-то доход от этого.

TKR: Правильно ли я поняла, что проект затевался, как принято сейчас говорить, «по фану»?

Дмитрий: Конечно! Мы поначалу сами обалдели от такой реакции людей. Положительные отзывы спровоцировали нас на производство продукции с элементами бренда, Кирилл вел целые переписки с людьми, отзывавшимися о проекте, но изначально, как уже было сказано, мы делали его по собственной инициативе.

Владимир: К территориальному брендингу я отношусь очень скептически, потому что мне приходилось участвовать в соответствующих проектах, и что получалось в итоге, было ужасно. Как правило, от администрации города ничего не добьешься, там всегда «темный лес», и поэтому я изначально не хотел, чтобы проект был официальным.

TKR: Получается, вы не планировали изначально идти к властям, но когда популярность проекта наберет обороты, вы не подумаете просить поддержки у государства?

Дмитрий: У нас есть огромный опыт работы в этой сфере. Мы закрывали такие проекты, которые можно назвать «высшим пилотажем». Поэтому, когда стали работать над Join Kaliningrad, мы решили: «А судьи кто?» Ну, пойдем мы в администрацию, и что услышим? Тогда было принято решение, что если людям понравится, значит, проект будет жить. А идти кому-то что-то доказывать не наш метод.

TKR: Всё-таки, возвращаясь к предыдущему вопросу, почему было выбрано слово Join?

Кирилл: Поскольку мы создавали проект не для администрации, а для того чтобы двигать его в массы, то социальный призыв оказался кстати. В переводе с английского, слово Join обозначает «присоединяться», и мы решили, что это очень многозначительное слово, и выбрали его. Более того, в английском названии города есть два буквосочетания «in», что также должно быть очень запоминаемо. Мы выбрали несколько используемых цветов: зеленый связан с природой, синий — с людьми и морем, терракотовый привязали к истории и т.д. Получилось, на наш взгляд, довольно ярко и стильно.

Скольких вы видели за лето людей, которые ходили в майках с надписями на латинице? А сколько надписей было на кириллице? Я знаю ответ, поэтому отвечу за вас: с кириллицей на майке вы видели трех человек, с латиницей всех остальных.

TKR: Согласна, получилось модно, и по цветам, и надпись на английском… Но я больше чем уверена, что совсем скоро вы замучаетесь отвечать на вопрос: «А вот почему не кириллицей написано? Мы же в России живем!».

Дмитрий: Давайте будем говорить, как есть: мы рассчитываем на людей современных и молодых. Отсюда вопрос: скольких вы видели за лето людей, которые ходили в майках с надписями на латинице? А сколько надписей было на кириллице? Я знаю ответ, поэтому отвечу за вас: с кириллицей на майке вы видели трех человек, с латиницей — всех остальных. Так уж сложилось, что визуально латиница красивее.
К тому же, Калининград позиционирует себя как европейский город, а Европа нас считает все-таки городом российским, поэтому необходимо было выбрать язык коммуникации, понятный в том и в другом случае.

TKR: Совсем недавно в одной из социальных сетей проекта я увидела запись о том, что вы собираете предзаказы на изготовление кружек и футболок с надписями. Выходит, вы приступили непосредственно к внедрению бренда в массы?

Дмитрий: Мы уже говорили, что не ожидали такого всплеска отзывов и комментариев в адрес Join Kaliningrad. Многие писали нам с вопросом, можно ли где-нибудь приобрести продукцию с символикой. Поэтому мы решили собрать предзаказы и изготовить небольшую партию для всех желающих.

Кирилл: При этом, мы не хотим, чтобы это были какие-то промо-футболочки или промо-кружечки. Мы решили сделать качественную продукцию, которую можно было бы носить и использовать в повседневной жизни.

TKR: Напоследок не могу не спросить вашего мнения о новости, которая совсем недавно будоражила умы общественности и продолжает делать это по сей день: Студия Артемия Лебедева представила свой официальный бренд Калининградской области. Я не сомневаюсь, что вы его видели, и очень бы хотелось узнать ваше мнение по этому поводу.

Дмитрий: Я, пожалуй, выскажусь первым, потому что буду максимально политкорректным. Господин Артемий Лебедев – очень уважаемый нами дизайнер, и в его компетенции мы нисколько не сомневаемся. Бренд, представленный его студией, сделан грамотно, качественно, но мы не видели бренд-стратегию, поэтому размышлять на тему, сделал он «то» или «не то», очень тяжело. Но если вы все-таки хотите узнать лаконичное мнение нашей группы, то Владимир скажет…

Владимир: У меня сложилось впечатление, что это издевательство… Если посмотреть работы студии Лебедева за последние два года, то остается только заплакать. В проектах по территориальному брендингу, у дизайнеров, вроде, ход мысли правильный, но это все «не то».

Кирилл: Мое мнение будет еще более политкорректно, чем Димино (смеется) . Честно сказать, мне было все равно, что сделала студия, оценивать то, что получилось, надо по результатам того, будет ли их проект жить дальше. Мне, например, не нравится прямая привязка к прошлому, к истории. Такой бренд, конечно, найдет свою аудиторию, но нужно ли эксплуатировать прошлое,тем более не связанное напрямую с нами?!

TKR: Спасибо большое, ребята, за интервью. Редакция The Kaliningrad Room искренне надеется, что ваш проект будет успешным, найдет своё признание у калининградцев и станет новым ярким брендом города.  

Изображения предоставлены командой Join Kaliningrad.

0 0 0 0 0




21 декабря 2014
Вконтакте
facebook