Эксклюзив

Никогда не разговаривайте с незнакомцами

Опубликовано 28 января 2015 в 12:59
0 0 0 0 0

Мир, в котором мы живём, к сожалению, наполнен не только сахарной ватой, радугой и звонким смехом. Среди нас по улицам нашего тёплого города ходят обычные люди с кошмаром в голове. У кого-то сломался механизм правильного восприятия мира, добра и зла, кого-то задушили собственные комплексы. И они улыбаются, неторопливо разговаривают с вами, тянут за руку и, не меняя выражения лица, показывают свою силу, ликуют, наблюдая, какое вы рядом с ними ничтожество…

В жизни этой девушки произошёл случай, поменявший почти всё, открывший глаза на реальный несовершенный мир. TKR поговорил с жертвой насилия.

6575764113_9792c5833d_z

 

Это произошло несколько лет назад, мне тогда был 21 год. В те времена я жила немного далековато от города — на Шпандине, с транспортом была откровенная напряжёнка, мне нередко приходилось простаивать на остановке более получаса. И в какой-то момент ещё совсем недавно бывший для меня крайним метод поймать попутку, чтобы доехать с окраины до более оживлённой части района, стал обычным делом.

Я прекрасно понимаю всю безграничную свою глупость, всю ужасную иронию судьбы и всю жуткую банальность произошедшего. Но поменять уже, увы, ничего нельзя.

Простояв на остановке не первый десяток минут, отчаявшись дождаться автобуса, я вытянула руку к дороге. Притормозил весьма презентабельного вида «Мерседес». Я не какой-то там психолог, людей насквозь не вижу, и, признаться, вообще плохо в них разбираюсь. Мне было достаточно открытой улыбки водителя, приличного вида и какого-то внутреннего чувства сохранности. Понимаю, глупо надеяться лишь на своё чутьё на якобы «порядочных людей», но о глупости, вроде бы, я уже оговорилась. И я села в чужую машину. За рулём был опрятно и вполне стильно одетый мужчина лет 40-45. В пути мы разговорились, он оказался интересным собеседником, болтали о том да сём всю дорогу. Он не раз упоминал свою семью — жену и детей. В моих мимолётных рассказах тоже то и дело появлялся молодой человек. Мы доехали до города и попрощались. Я побежала по делам, забыв напрочь о новом знакомом.

Когда незнакомый человек подвозит вас, он нередко просит номер телефона. Мне абсолютно не нужны были новые знакомые, навязчивые звонки. Диктуя свой номер, я считала это лишь своего рода вежливостью и благодарностью. И после первого же звонка отправляла очередного водителя в чёрный лист или грамотно и вежливо сливала в первой беседе.

Прошло время, и судьба столкнула нас снова. Всё та же остановка, всё те же долгие полчаса безрезультатного ожидания, всё тот же «Мерседес» притормаживает у обочины. Обрадовавшись знакомому лицу и возможности наконец добраться до нужного места, я снова села в ту машину. Мы снова болтали, как старые приятели. Говорили о собаках, дорогах, путешествиях и чёрт знает, о чём ещё. Даже заехали за кофе на заправку. После чего я была благополучно доставлена к «Европе». Он зачем-то спросил мой номер, и я из вежливости продиктовала цифры, расценив это как условность.

Спустя несколько недель на телефоне высветился незнакомый номер, я подняла трубку. Мужчина напомнил мне, откуда мы знакомы, спросил о моих планах на вечер — я собиралась ехать в центр города — и предложил подвезти меня. Я долго отнекивалась и отказывалась, говорила, что доберусь сама. Мой молодой человек ждал меня у зоопарка, мне было неловко приезжать на машине с незнакомцем. Но он был настойчив и болтлив. И когда он прямо-таки перехватил меня по дороге к остановке, было странно отказывать. Все его уговоры казались добродушными.
И снова разговоры о всякой житейской ерунде, окружная дорога, поворот на центр Калининграда, но мы проезжаем мимо…

Я даже не сразу поняла. Вначале была раздражительность и злость, и только спустя ещё пару километров появился страх.

Мне казалось это неуместной шуткой или чрезмерной нелепой мужской самоуверенностью. Поначалу я шутливо спрашивала: «Куда мы едем? Мы же пропустили поворот!», а в ответ получала невинное: «Сейчас прокатимся до моря, погуляем немного». Это сбивало с толку, но особо не пугало поначалу. Скорее раздражало, будто я — главная тут, у МЕНЯ дела, МНЕ нужно попасть на встречу, какое ещё море?! Что за вздор?! Казалось, что он таким нагловатым образом пытался добиться моего расположения. Но мы продолжали ехать, и паника охватила меня, я поняла, что это может быть что угодно. Его начал злить мой страх. И вдруг я отчётливо поняла, что передо мной психопат.

«Ну что ты всё портишь? Зачем эти истерики? Если бы ты не начала устраивать спектакль, мы бы просто съездили на пару минут и вернулись».

Он вырвал из рук мой телефон и вытащил из него батарейку. Пару раз я пыталась выскочить из машины — мы притормозили на светофоре, я рванулась к двери, но он резко и больно притянул меня обратно за волосы. На второй попытке я поняла, что дверь заблокирована. Мы ехали молча. Мой страх время от времени прорывался фразами из дурацких фильмов про маньяков: «Ну зачем тебе это надо? К чему всё это?» Он не реагировал.

На пике страха в голове кружилась полубредовая мысль: «Неужели я больше не попью чай весенним вечером на балконе с весёлым голубоглазым парнем, не послушаю Бетховена?» В этом была яркая жизнь, которая, казалось мне, уже почти закончена. Вспомнились сразу все родные и близкие. Стало невыносимо страшно, что я больше никогда их не увижу. Просто очень хотелось жить.

Мы куда-то свернули с дороги, и он скомандовал: «Раздевайся!» Я снова пустилась в уговоры и упрашивания, долго протестовала и отказывалась. Но после угрозы, что сейчас приедут «ребята», и тогда будет не он один, я заткнулась и смирилась с неизбежным. В ужасе от осознания происходящего я застыла, как каменная. Даже в такой ситуации, когда моя жизнь была под угрозой, целомудренные мысли роились в голове, мысленно молилась, лишь бы только он меня не трогал. Но, как только я поняла, что рядом сидит ненормальный, сумасшедший человек, ждать от которого можно чего угодно, я стала просить Бога сохранить мне жизнь. Я поняла, что всё перенесу и забуду, со всем справлюсь, только бы жить.

«Да не буду я тебя трахать!» — вдруг прикрикнул он, — «Я просто хочу посмотреть на тебя». Верилось с трудом. Хотя он был и психопат, но, судя по всему, психолог неплохой. «Я сейчас развернусь в сторону Калининграда, а ты пока раздевайся» — это условие подействовало на меня.

Я разделась до белья в глупой надежде, что этого будет достаточно. Меня, конечно же, заставили снять лифчик. Он зашебуршал чем-то в нагрудном кармане, и тут я снова испугалась до смерти, что он ищет презерватив. Но, к счастью, если это можно назвать счастьем, я даже осталась в трусах. Он долго трогал меня, я бы назвала это «мацал». Потом начал, как ни в чём не бывало, рассказывать, что он лекарь и разбирается в женском здоровье. Будничным таким голосом стал перечислять мне некие проблемы, которые он «нащупал». Я чётко и ясно поняла, что он конченый психопат. Меня больше не заботило ничего, только бы остаться живой. Как-то само собой пришло решение — я знала, что ему нужно подыгрывать, поддерживать, расспрашивать и хвалить. Так мы и ехали обратно, он всё больше распушал хвост, а я всё больше заигрывалась в эту безумную игру…. Но я осталась жива.

Как в фильме, я мылась часа два в душе. Молчала, не могла сказать ни слова на расспросы молодого человека. Трусы я те выкинула, мне было противно даже видеть их. Спустя некоторое время я всё же рассказала обо всём парню. Он долго возмущался и хохлился, но, как и все остальные, ничего так и не сделал. Но важно лишь то, что я живу.

c21b0ebd518fd43e97566aaac3e3b05c

TKR: Почему ты не обратилась в полицию?

Во-первых, я не верю в нашу полицию. Уж извините, но считаю, что вряд ли мне там смогут помочь. И закон устроен так, что мне ещё доказать придётся, что кто-то применил ко мне насилие. Им же нужно, чтобы всё на поверхности было. Где драма? Где рваная одежда? Где синяки и ссадины? Ах, вас всего лишь потрогали? Ну, милочка, бывает.
А во-вторых, это было опасно для меня. Этот человек знал, где я живу, был вполне состоятельным, да и сразу было понятно и видно, что он ничего не боится. Он ЗНАЛ, что останется безнаказанным. Полиция вряд ли помогла бы мне, но могла нехило навредить.

TKR: Очень часто на подобные ситуации первая реакция общества «Сама виновата». Как ты считаешь, нормально ли, что от каждого мужчины должна исходить потенциальная опасность?

Прежде всего, я считаю, что я очень-очень виновата во всём случившемся сама. Виновата, ведь это он — неполноценный, у него с мозгами проблема. А я просто дура, которая решила не пользоваться своими нормальными мозгами. Да, мне не стоило так доверять незнакомому мужчине в этом полном дерьма мире. Но если задуматься, как тогда общаться нам друг с другом в обществе?Конечно, их сила — это природа. Мужчина наделён большей физической силой, что наталкивает на мысль о том, что так и задумано — мы должны бояться, остерегаться. Пещерные люди, полагаю, так примерно и строили свою жизнь — самец мог выбрать любую самку и силой овладеть ею. Но вот ведь в чём дело — мы назвались обществом, уравняли оба пола, провозгласили равноправие независимо от сил. А почему бы не уравнять эти два пола, в которых один явно сильнее другого изначально? Почему бы не дать женщинам право носить оружие, к примеру? Почему не усовершенствовать хотя бы статью об изнасиловании? Честно сказать, я бы кастрировала каждого, кто когда-либо проявил насилие.

TKR: Как повлиял на тебя этот случай? Как ты теперь относишься к незнакомым мужчинам?

Ну конечно, я теперь не доверяю никому. Боюсь каждого незнакомого мужика, таксистов, прохожих на пустой улице. Ведь тот, кто оказался психом, показался мне абсолютно нормальным.
А если честно, как странно бы это ни звучало, я рада, что тогда это со мной случилось. Рада, что осталась жива. Это был такой урок мне на всю жизнь, урок многим моим знакомым и подругам. А ведь я могла продолжать садиться в чужие машины и нарваться на ещё более неадекватного психопата.
А ещё он показал мне, насколько ничтожна моя жизнь в руках другого, казалось бы, такого же человека. Стёр напрочь иллюзию, что я всё могу, что никто мне не угроза.
Не скажу, что я была как-то оскорблена или унижена. Мне было до тошноты противно. Но мою ненависть к этому человеку породило осознание моей беспомощности, понимание, что я — НИЧТО рядом с мужчиной. Он показал мне это, за что я его теперь ненавижу. Знаешь, у меня никогда не было людей, кого бы я ненавидела. Он единственный теперь. Я очень часто хочу его убить, прямо представляю себе это в цветах и в красках, с разными сюжетами. И мне не стыдно за эти мысли. Иногда я просто желаю ему сдохнуть в мучениях. А порой мне просто хочется знать, что он исчез, что он больше не ходит по одной со мной земле.

TKR: Как всё это пережить?

Я не могу говорить за других, ситуации разные, психика у всех более и менее устойчива. Но единая суть в том, чтобы не позволить разрушить вашу дальнейшую жизнь и ваше счастье. Нельзя всегда винить себя в том, что случилось. Я говорю себе: «Это не ты виновата, это мир такой. Это не ты грязная и опозоренная. Это грязный мир со всем его дерьмом. Ты — чистая». Что самое ужасное в изнасиловании? Не то, что происходило с вами там и тогда. А то, что вы храните всё до мельчайших деталей в памяти. Это и отравляет вашу жизнь, это разрушает изнутри. И пока вы не отпустите эти воспоминания и ненависть к человеку, он будет с вами, он будет раз за разом причинять вам боль. Он не имеет на это права. Нужно раз и навсегда принять всё случившееся, принять себя, понять, что вы не сделали ничего плохого, и отпустить эти картинки из головы. Ну и не разговаривать с незнакомцами.

geyperman_barbie1

Телефон доверия «Областного кризисного центра помощи женщинам» в Калининградской области: +7 (40155) 2-54-76
Будьте аккуратны и бдительны, берегите себя!

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook