С Настя 08.12.2015

По ресторанам Кёнигсберга

Шум нашего моря с его неповторимым уникальным характером, дребезжащие  старенькие оранжевые трамвайчики, разгоняющиеся до 60 км/ч, мелодии  уличных музыкантов и само имя города —  Калининград, Кёнигсберг неустанно ласкают мой слух.

Оборонительные сооружения, останки которых можно обнаружить в различных уголках нашей области, живописные руины замков Тевтонского ордена, золото Балтики  — богатые разнообразием оттенки янтаря от белого, бледно-желтого, ярко-золотистого до красно-бурого, старинные и не очень мосты, приходящие в движение по несколько раз в году. Мы и вправду имеем завидную историю, которая явно просмаривается  в облике города и окрестностей, отдаленных и близких, радуя наши взоры и души.

Но Калининград можно не только услышать или увидеть, у него есть и свой неповторимый вкус, присущий только и только ему. Как Бавария пахнет сытным разнообразием колбасок с тушеной капустой или Париж свежими хрустящими багетами, или все средиземноморье  — соленым, часто йодистым ароматом свежевыловленных морепродуктов, так и Калининград имеет свою гастрономическую историю с её личным отличным от всех других регионов мира букетом вкусов и запахов.

Здесь запахи исконно прусских клопсов и весьма специфического кёнигсбергского флека переплетаются с насыщенными ароматами копченого угря и свежей камбалы… Но обо всем порядку.

Кулинарная история нашей области формировалась людьми самых разных национальностей — этому поспособствовал еще Тевтонский орден, территория которого оказалась открытой и весьма привлекательной  для переселенцев.

Две достаточно разных цивилизации — славянская и немецкая, их тонкая граница на территориях Восточной Пруссии оставили свой отпечаток на кулинарных традициях этого места. Получилась довольно неоднозначная, отличная от другой Европы кухня со своими изысками и гастрономическими привычками.

Одним их таких блюд стали солёные вороны. Куршские рыбаки, остававшиеся на зиму, когда залив замерзал, без улова наловчились ловить ворон рыбацкими же сетями, а позже и силками. Крайбиттеры — так позже стала называться профессия заготовщика ворон — засаливали птиц в бочках, как селедку, а перед употреблением отмачивали от соли.  Появился даже цех, где осенью засаливались отловленные вороны. Потом вороны перекочевывали в лучшие рестораны Кёнигсберга, и  блюдо предлагали гостям за немалые деньги!

Одна интересная особенность и без того удивительного стародавнего деликатеса — это то , что ворон крайбиттеры умерщвляли особым укусом в череп.

Кроме как в Кёнигсберге, таким в Европе никто больше не увлекался.

Еще одно весьма специфическое, но дожившее до наших дней блюдо — это кёнигсбергский флек, обревший свою популярность еще в XVI веке. Флек был популярен не только среди простого народа: в XIX веке в городе был ресторан Хильдербранта, где подавали особым образом приготовленный рубец, то есть выпотрошенный и фаршированный свиной или говяжий желудок.  О популярности и народности этого блюда в то время можно судить также по стихотворению, посвящённому флеку кёнигсбергским поэтом Вальтером Шеффлером.

Это был этакий прародитель фаст-фуда который предлагали на рынках и на углах улиц, существовал даже специальный торговый флековый ларек

И сейчас в Калининграде есть заведения, непренебрегающие старым прусским рецептом.

Блюдо,  ставшее самым известным представителем кулинарной истории нашей области — клопсы. Существует множество вариантов приготовления мясных биточков, получивших популярность уже по всему миру, а самый первый рецепт их датирован  1910–1920 годами, если верить источникам.

Кёнигсбергские клопсы обязательно приготовлены из телячьего фарша с булкой, луком, перцем и яйцом, отварены в бульоне и политы соусом с добавлением каперсов.  Как всё мое детство на каждый Новый год мама лепила пельмени — так в каждой немецкой семье клопсы были неотъемлимой частью праздничного ужина!

А на прилавках Германии и сейчас можно встретить жестяную баночку с названием «Кёнигсбергские клопсы», что же касается современных ресторанов Калининграда — чтобы отведать знаменитых клопсов, далеко идти не придется, очень часто рестораторы включают в меню это уже национальное блюдо.

1904 г, Интерьер ресторана Blutgericht («Кровавый суд») в Кёнигсберге. Заведение находилось в северном крыле Королевского замка в подземном погребе.

Кёнигсбергский марципан был когда-то экспортным хитом и прославил Восточную Пруссию на весь мир. Несмотря на то что история марципана началась отнюдь не на прусских землях, первая марципановая фабрика открылась в 1809 году в Кёнигсберге итальянцами братьями Поматти. О марципанах писал еще знаменитый земляк Эрнст Теодор Амадей Гофман, что придало миндальному десерту сказочный ореол. Кенигсбергский марципан имел свои отличительные черты. Если верить сохранившимся сведениям, в нашем городе это кондитерское изделие подрумянивали в печи, по краю марципана клали сахарную массу и фрукты, а также использовали розовую воду.
И сейчас марципан пользуется спросом как символ Калининграда — его с удовольствием берут туристы в память о нашей области, богатой во всех отношениях.

Географическое положение является одним из основополагающих факторов, формирующих кухню страны. Но несмотря на то, что Восточная Пруссия была богата рыбой  в семейном  рационе она занимала очень скромное место. Довольно странная традиция, начало которой было положено в XVI веке, когда весь улов рыбаки должны были доставлять на герцогский двор для переработки и дальнейшей продажи. В постные дни жителям запрещалось иметь на столах рыбные блюда.

Зато сейчас невозможно представить область, например без копченого угря, уже ставшего символом современной кухни Калининграда. Балтийский угорь — одна из самых загадочных рыб Европы. По данным ученых, угорь, обитающий в водоемах Калининградской области, размножается исключительно в Саргассовом море. Это гигантское расстояние от Калининграда. Как он добирается за несколько тысяч миль, до сих пор точно не известно.

Для салаки с корюшкой тоже уготовлено особое место в гастрономической истории Калининграда, где она уже прочно заняла свою позицию. Весенний нерест приносит области тонны этой незамысловатой в приготовлении рыбки, которую не обязательно даже чистить! Корюшка имело место быть и на кухнях  Восточной Пруссии. Но тогда на сковородке сначала обжаривали свиные шкварки с луком, потом убирали их в отдельную миску, а на этой же сковороде в оставшемся жире обжаривали корюшку, солили ее и перчили, а потом вновь добавляли к рыбе шкварки, как поведала журналистам Светлана Колбанёва.




в центре внимания Вернуться на главную

цифра дня 70% россиян пожаловались на депрессию после новогодних каникул
цитата дня На границе у нас есть свой замечательный завод по производству кирпича. Если коллеги из Литвы захотят, мы можем им кирпич поставлять, чтобы они эту стену построили. Мы, конечно, за прозрачность границы, за понимание товарных потоков. Поддержка контрабанды – это точно не основа нашей экономики. Поэтому, что касается прозрачности границ, мы будем поддерживать любые инициативы коллег. Если они считают, что возведение стены поможет остановить контрабанду, ну – флаг в руки, а мы готовы поставлять стройматериалы
Врио губернатора области Антон Алиханов об идее Литвы возвести стену на границе с областью