Город

Причал неисправимых романтиков

Опубликовано 22 октября 2014 в 21:58
0 0 0 0 0

Все люди делятся на два типа: на нормальных и на тех, кто по поводу и без повода постоянно делит людей на два типа. Я, кажется, отношусь к последним, и хотя признать болезнь — это всегда первый шаг на пути к исцелению, пока что избавиться от привычки-паразита у меня нет ни сил, ни тем более желания, если быть до конца честным. Вот и сейчас язык так и подмывает с лёгкой руки провести очередную черту и противопоставить «обыкновенным людям» нас — утончённых эстетов, ценителей специфической городской красоты и, попросту говоря, неисправимых романтиков, потому что давайте посмотрим правде в глаза: всех людей в Калининграде можно разделить на два типа — на тех, кто по Правой Набережной просто объезжает пробки, и на тех, кто приходит сюда осмысленно, в поисках душевного покоя, творческого вдохновения или, на худой конец, свежих фотографий для своего Instagram’а.

Калининградский порт я открыл для себя поздно. Слишком поздно. Это произошло в глубоко сознательном возрасте, когда мне казалось, что всё достойное внимания в этом городе я уже засвидетельствовал, и ничего здесь более не способно меня удивить. Тогда это было настоящим культурным шоком: представьте себе впечатление человека, который всю жизнь прожил в паре улиц от набережной, даже не подозревая о её существовании. «Вагонка» и всё, что было по ту сторону от неё, казалось мне бразильскими фавелами в лучшем случае и Мордором — в худшем, а потому я не считал необходимым исследовать территории дальше легендарного клуба с дурной репутацией; сейчас это кажется нелепым и смешным, но для подростка, предпочитавшего путешествия в компьютерных мирах путешествиям реальным, это было чем-то само собой разумеющимся.

В первый же миг, как я оказался в порту, мимо меня размеренно и неспешно прошло исполинских размеров судно, раскрашенное в белоснежно белый и насыщенно алый цвета: я не помню, под чьими флагами оно ходило и что перевозило, не помню, чьё имя красовалось на его борту, но те эмоции, те чувства, что я испытал, отпечатались в моей памяти где-то между первой любовью и первым рок-концертом, посещённым мной. Нижняя губа вместе с челюстью непроизвольно отвисла, а по влажным от восторга глазам бегали солнечные блики, как это обычно бывает в азиатских мультиках; рядом со мной плыл настоящий корабль, это было буквально на расстоянии вытянутой руки от моего дома, а я никак не мог поверить увиденному — всё равно что он проплыл бы прямо за моим окном в самый обыкновенный, ничего не предвещавший день! Единственный раз с тех пор, когда я удивлялся практически так же сильно, случился пару лет назад при переезде через мост на Московском проспекте в районе «Кэша» — до того момента я всегда предполагал почему-то, что за ним нет ничего кроме полей и трассы на Борисово, а въехав на мост и внезапно застав панораму разрастающегося Калининграда с плотными рядами многоэтажек, непроизвольно выругался вслух и тут же прилип к боковому стеклу автомобиля всем лицом, носом, ртом и самыми зрачками глаз.

Но, всё же, речь идёт не об экспансии строительного бизнеса за пределы городской черты, а о самом романтичном месте, расположенном в её пределах. Уверен, желающих поспорить с однозначностью такого суждения нашлось бы немало, но в Калининграде в самом деле не так много локаций, круглый год притягивающих к себе романтиков всех возрастов и обоих полов, тем более локаций таких крупных.

Если говорить об открытой для случайного прохожего части порта, то вдохновенные калининградские натуры под ней обычно понимают Правую Набережную, начинающуюся в районе двухъярусного моста и кончающуюся где-то в Преголи, но в первую очередь, конечно же, популярностью пользуется полуразрушенный деревянный причал в середине длинной улицы, прямо напротив моста с Вагоностроительной. С каждым годом досок в его полу становится всё меньше, но это, кажется, ни чуть не унимает энтузиазма влюблённых пар и молодёжи, регулярно собирающейся здесь небольшими компаниями. То и дело от знакомых можно услышать очередной рассказ о том, как кто-нибудь из их приятелей, чутка переборщив с алкоголем (а иногда и на трезвую голову, бывают неудачники), целиком или частично провалился в воду, намочил ботинки и потерял телефон, однако редкие эксцессы вряд ли негативно скажутся на популярности местного пирса: в отличие от дырявого пола, крыша его остаётся всё такой же надёжной защитой от непогоды, а в случае дождя и при наличии бутылки вина волновать вас будет только та вода, что льётся сверху, а не плещется снизу.

К слову, вид отсюда открывается потрясающий, возможно, лучший из всех, что есть в Калининградском порту: справа за спиной громоздится огромное здание вальцовой мельницы, построенной в 1897 году, а напротив — многочисленные портальные краны и здание кёнигсбергского зернохранилища, возведённое тогда же, и до 1930 года считавшееся самым большим подобным сооружением в Европе. Не часто, но периодически по каналу проходят суда самых разных водоизмещений, от маленьких катеров до гигантских по местным меркам грузовых кораблей: самая большая глубина здесь равна десяти с половиной метрам, а это значит, что канал может принять судно до 200 метров в длину, с осадкой до 8 метров и грузоподъёмностью 30.000 тонн — поверьте, для впечатления вам хватит и такого. Но даже если стать свидетелем подобного вам не посчастливится, главной достопримечательностью Калининградского порта всё равно остаются его красивые тёмные холодные воды.

Помню, как в течение продолжительного времени приходил сюда по утрам летом и ранней осенью позапрошлого года, в четыре, в пять часов, когда только начинает светать, а людей на улице — ни души. Жизнь в порту начинается рано, поэтому уже в шесть утра здесь можно заприметить первых рабочих, которые понемногу отнимают удовольствие от одинокого пребывания в этом волшебном месте. Сидишь, бывает, на пристани, прямо на полу, свесив ноги в зияющие дыры, и смотришь то в чёрную воду под тобой, отблескивающую белым, то на канал целиком, неспокойный от ветра и покрытый мелкой рябью. В лицо дует холодом, моросит мелкими каплями дождя, а ты поглубже кутаешься в тонкую ветровку, дуешь в ладони и ждёшь, когда справа вдалеке появится какой-нибудь корабль, гадаешь, откуда он, зачем прибыл и сколько людей на его борту, кто они, как они выглядят, где их дом… и даже если судно наконец появляется, то по его палубам никто не бегает; ни души, ни единого человека, как будто в современном мире технологий нужда в матросах окончательно отпала и корабли плавают сами, как живые металлические киты…

Забыться в таких рассуждениях можно очень легко, но обычно ради этого люди и приходят в порт — чтобы ненадолго сбежать от реальности и от своих проблем, побыть наедине с прекрасным и найти его в индустриальном мирке, сине-серо-ржавом и на первый взгляд совершенно не романтичном. Ни в коем случае не позволяйте стереотипам и предварительному впечатлению обманывать себя: Правая Набережная это одно из самых интересных мест Калининграда как для туристов, так и для тех, кто живёт здесь всю жизнь.

0 0 0 0 0



19 октября 2014
Вконтакте
facebook