Путь «Приносящего радость»

Опубликовано 22 июня 2014 в 21:00
0 0 0 0 0

Автор: Сказочник Джо

Глава VI: ”Камень преткновения. Часть I”

 

«Волшебный мир фееричного Томаса Гриди». 8 часов до похищения.

 

После представления мистер Гриди находился в своём кабинете. Он стоял у трюмо, облокотившись на столешницу и глядя в зеркало. У него был подавленный вид, а лицо мрачное и напряженное, он смотрел на себя с презрением, обращенным к самому себе, презрением настолько тяжелым, что веки Томаса едва могли его выдержать. Наконец, он не выдержал и закрыл глаза, опустив голову. Гриди достал из кармана потёртый кулон и вглядывался в своё искаженное отражение, он думал о том, что собирается сделать этой ночью и об обещании, данном много лет назад. Его тягостные раздумья прервал Лайнус, демонстративно зайдя в кабинет с взволнованным видом и в хорошем расположении духа.

-Даю доллар за твои мысли, Лайнус, — обратился Гриди к своему ассистенту, не поднимая головы.

— Зачем платить за то, что тебе уже известно, Томми.

— Ты выглядишь вдохновлённым, и, что бы ни послужило тому причиной, возможно, сможет помочь и мне.

— Сегодня день Икс, или ты забыл? У меня вопрос: где настоящий Томас Гриди, который всегда был безмерно воодушевлён нащими планами и всегда был непрочь обчистить пару-тройку добропорядочных и ни в чем неповинных граждан?

—  А, ну да…Точно, все документы готовы?

-Да, как только ты ушёл, я приказал близнецам начать грузить на поезд весь реквизит, который не понадобится на шоу, а в данный момент они грузят всё остальное, так что к нашему возвращению поезд будет готов к срочному отбытию, а самое главное — сразу после этого я позвонил Джерри и заказал три паспорта, так что никто и ни за что не сможет предъявить на лошадей никакие права. Чистая работа, Джерри сказал, что…

—  Я знаю, что Джерри знает своё дело, Лайнус, отличная работа, если всё по плану и от меня ничего не требуется, ты можешь идти, — рассеянно произнёс директор.

— Хорошо, Томми, ты же понимаешь, как для меня это важно?

— Да-да…Да-да… —  отрешенно произнёс Гриди, не услышав то, что сказал Лайнус.

Лайнус отчетливо видел, что в голове Гриди блуждают сомнения, а ещё лучше он знал, что если Гриди хоть на секунду в чем-то усомнится, то задуманному состояться, вероятнее всего, не суждено. Он не спускал с Томаса подозрительный взгляд, медленно выходя из кабинета и, в конце концов громко закрыл дверь, демонстрируя своё недовольство. Лайнус шёл по коридору и думал о предположительных сценариях, которые могут развернуться этой ночью, и после разговора с Гриди, вариантов развития событий в его голове приумножилось. Лайнус Флетчер был импульсивным человеком, поэтому поведение Гриди его так взволновало. Он шёл быстро и стремительно, сжав кулаки, в его голове проносилась тысяча мыслей, которые случайно вырывались наружу в виде неразборчивого бормотания: «Да как он вообще смеет сомневаться, после всего, через что мы прошли…», «После всего, чем мне пришлось пожертвовать ради его проклятого цирка, вот чем он мне собирается отплатить». В конце концов от всех этих мыслей, кровь темпераментного акробата взбурлила, и он изо всех своих сил ударил по зеркалу, висящему на стене. Зеркало потрескалось и упало на пол, открыв большую дыру в стене, из которой на Лайнуса смотрели испуганные танцовщицы. Лайнус смотрел на них тяжелым взглядом и часто дышал.

-Ты в порядке, милый? — спросила одна из танцовщиц. В стенном проёме появилось лицо Милли:

-Да, Лайнус, у тебя всё хорошо? Что-то мне подсказывает, что ты напряжен.

-Ты как всегда проницательна, Милли.

— Ну мы же все одна большая семья, Лай, и ты же понимаешь, что тебе придётся это всё чинить, да?

— Конечно…Конечно, Милли, у меня же здесь так много обязанностей, — нарастающим и напряженным голосом говорил Лайнус, — я же чертов работник месяца!! — прокричал он и ударил по стене ещё раз, да так, что побелка разлетелась в разные стороны, а камни отлетели в сторону танцовщиц. Милли, которая помогала им снимать гримм после шоу, спокойно повернулась к акробату и произнесла:

-Хочешь выпустить пар, делай это на лице того, кто тебя разозлил, хочешь крушить — за углом есть грязный бар, там тебе это устроят. Это небольшое помещение арендовано, так что стену надо будет починить сегодня-завтра, иначе директора это очень разозлит, — произнесла старшая ассистентка, подмигнув Лайнусу. Он бросил в её сторону тыжелый взгляд, резко развернулся и устремился в свой кабинет.

— А он милый, — грубым и хриплым голосом сказала танцовщица Камми.

— Да, отличный парень, только бы ещё не крушил всё вокруг себя, — произнесла Милли, и в ту же секунду подскользнулась на шёлковой ткани и с грохотом упала на пол,  в полёте столкнув с подоконника пару ваз.

— Ты в порядке, милая? — улыбаясь, спросила Камми.

— Лучше не бывает, Камми, — проскрипела Милли, пытаясь прийти в себя от изящного падения.
***
Дойдя до своего кабинета, Лайнус, попытался найти свои инструменты, но безуспешно, потом он вспомнил, что  незадолго до этого чинил сантехнику в уборной директора. Не раздумывая, он направился прямо в кабинет Томаса. Подойдя к двери, Лайнус увидел, что она незаперта, он приоткрыл дверь пошире и увидел Гриди, стоящего напротив портрета рыжеволосой девочки, потирая медальон. Спустя несколько мгновений директор произнёс: «Я не могу так с тобой поступить, Кэтрин, надеюсь, Лайнус меня поймёт».

— Ну уж нет! — ворвался в кабинет Лайнус, яростно распахнув дверь рукой, — Я знал, нет, я чувствовал, что для тебя это вовсе не обычное дело!

— Успокойся, парень, с чего ты вообще взял, что можешь вот так просто врываться в мой кабинет!

— Да с того, Томми, что вот уже семь с половиной лет я работаю в твоём цирке уродов, как твоя секретарша! Я бы мог стать знаменитым акробатом ещё тогда, но нет, я выбрал твой клоповник и до сих пор не обрёл заслуженной славы!

—  Лайнус Флетчер, остуди свой пыл и выслушай меня, это дело может поставить нас всех под угрозу.

-Каким же, интересно, образом? Ведь раньше этот план всегда срабатывал, беспроигрышно!

— Хозяйка лошадей знает обо мне и моём прошлом, Лайнус, да и я сам не могу с ней так поступить, — сказал Гриди, взглянув в сторону портрета.

— Прекрасти это, Томми, в конце концов, среди всех качеств и способностей, присущих тебе, сентиментальность никак не вяжется.

— Наверное она скрывается за моей способностью скрывать некоторые части себя.

— Не знал, не знал. Прости, но я вынужден поставить тебя перед выбором, который невероятно прост и примитивен: либо мы идём на дело сегодня ночью, и ты получаешь отличного акробата с собственным номером, либо я ухожу, и ты остаёшься без акробата, помощника и друга одновременно, — Лайнус вытащил из кармана монету и продолжил, — когда эта монета коснётся пола, мне нужен ответ.  Твой ход, Гриди, это несложно, орёл или решка, время пошло.
Лайнус подбросил монету, и за долю секунды в голове мистера Гриди прокрутилась сразу тысяча воспоминаний: о нём, о Кэтрин, об отце, о Лайнусе…Их было слишком много, и от этого выбирать было ещё тяжелее. Тогда то Томас и решил положиться на судьбу и подсмотреть ответ у монеты. «Решка — предательство друга, орёл — предательство любимой женщины, тот ещё выбор, но черт с ним, если предательства не избежать, то пусть вселенная решает, в чью сторону оно обратится », — подумал Гриди, пристально следя за движением монеты, но, как только она коснулась земли, Лайнус в то же мгновение придавил её тяжелым ботинком.

— Твой ответ, — не отрывая глаз от Гриди, серьёзно сказал Лайнус. Мистер Гриди медленно поднял голову, спокойно посмотрел на него и произнёс:

— Собирайся и убедись, что взял всё необходимое, сегодня всё должно пройти гладко, — на лице Гриди проступила та самая алчная улыбка, которая сопровождала его с самого начала. Лайнус вздохнул с облегчением, но всё равно пытался это скрывать, имитируя абсолютную уверенность.

— Я не сомневался в том, что ты сделаешь верный выбор, Том, вот теперь я узнаю старого друга Томаса Гриди, алчного, самовлюблённого и невероятного.

-Спасибо, что напомнил мне об этом парне, что-то я и правда раскис, но теперь я вернулся, и в данный момент мистеру Гриди необходимо доделать пару важных цирковых дел(то есть вздремнуть), а после мы должны сделать дело.

— Отлично, отлично, Томми, я пока поеду к Джерри за документами.

-Увидимся в полночь, дружище, — сказал Гриди, и Лайнус поспешно вылетел из кабинета.
Как только дверь захлопнулась, Гриди достал из кармана кулон и вновь увидел искаженное отражение своей дьявольской ухмылки в нём, олицетворяющее того, кем он стал за долгие годы и показывающее его истинное лицо. В эту же секунду ухмылка с его лица бесследно исчесла. В окно врывался тёплый летний ветер, развевая густую шевелюру Гриди, за окном гудел поезд, рядом с которым активно шли сборы, Томас был на распутье, в его голове всё ещё блуждали противоречивые мысли, от которых он никак не мог избавиться. И тут он вспомнил про монетку, на которую расчитывал в ключевой момент. Он подошёл к ней, взглянул и подумал: «Орёл, то есть я сделал правильный выбор…». Но потом он наклонился к ней и сказал: «Или же всё-таки маленькая монетка допустила ошибку». Он перевернул монетку решкой вверх, выпрямился, запаковал портрет девочки и пошёл в сторону своего стола. Мистер Гриди сел за стол и посморел на телефон, его дыхание участилось, он никак не решался взять трубку. Он увидел стопку документов, которую Милли принесла на подпись. Директор ещё никогда в своей жизни не был так рад скучным бухгалтерским бумагам. Но бюрократическая пауза длилась недолго, и момент настал, надо было всего лишь взять трубку и набрать номер инспектора.

-Девять…пять…три…три…девять…ноль…четыре…восемь…черт, что в конце: один или пять? Один или пять? Ладно, пусть будет пять, если в конце концов на другой линии окажется инспектор, будь что будет, — мистер Гриди набрал последнюю цифру и затаил дыхание, в трубке послышались неестественно долгие и протяжные гудки. Кто-то взял трубку.

— Приёмная инспектора Джонса, слушаю вас, — от неизбежности предательства мистер Гриди опустил тяжелую голову, и с его лба на столешницу упали капли горького пота. В тот нескончаемый момент внутри него шла борьба: с одной стороны было острое чувство предательства, которое обуревало его разум, но в то же время с другой стороны было облегчение, которое помогало ему справиться с этой ситуацией. И всё же эта схватка прожигала его изнутри, он поднёс руку к кнопке сброса вызова.

— Алло, говорите же, приёмная инспектора Джонса слушает — настойчиво продолжал женский голос на линии, мистер Гриди смотрел на свою руку и на монетку, потом снова на руку и снова на монетку, — кто бы вы ни были, если вы в опасности, вы обязаны сообщить.
«Нажми на кнопку, Томми, ты не можешь так поступить с Лайнусом, жми!» — думал он, «Всё, досчитай до трёх и жми на чертову кнопку», — капли пота продолжали обильно стекать со лба Гриди на стол. «Три…Два…Один. Давай!»

— Алло, да, я хотел бы сообщить об ограблении, которое должно произойти завтра ранним утром на ферме Блумов».

Продолжение следует…

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook