Город

Россия в Европе: Чем живет Калининградская область

Опубликовано 24 апреля 2016 в 17:28
0 0 0 0 0

На прошлой неделе мы, по просьбе наших партнеров, организаторов фестиваля СтудART, выступили в роли жюри и оценивали работы конкурсантов, участвующих в направлении «СМИ». Самые интересные из них TKR решил показать вам.

РОССИЯ В ЕВРОПЕ

Чем живет Калининградская область

ИГРА В РУЛЕТКУ

Через два года в России пройдет мировое футбольное первенство. Калининград в списке городов-хозяев чемпионата. Информационные порталы пестрят заголовками о срочной модернизации общественного транспорта, строительстве стадиона и о выделении многомиллионных средств из бюджетов. Подготовка к ЧМ-2018 в полном разгаре. На его фоне проблема отмены статуса области, как особой экономической зоны, вообще стала незаметной. В тени PR-кампании Калининградской области живут и простые граждане. По улицам Черняховска, пошатываясь, еле идет мужчина лет сорока. Потертые лохмотья, мокрая шуба, запах перегара медленно плывет за ним. В руке бутылка из под молока. Это типичный представитель одного из городов Калининградской области, расположенного в километрах восьмидесяти от центра региона. Бутылка пустая, она предназначена для нового «пойла», которое продают здесь чуть ли не в каждом дворе.

«Самогон – самый стабильный заработок в столь нестабильное время»

«Понимаете, самогон – это сейчас самый стабильный заработок в столь нестабильное время, – говорит, лукаво улыбаясь, самогонщик Виталий. – Знаю, что мы нелегально зарабатываем деньги, но знаете что? Алкоголики не жалуются».

Фото: strana.ru

Фото: strana.ru

На звонке входной двери табличка «нет». Это значит, что все запасы горючего истощены. На кухонном столе – мешки с сахаром. Виталий сидит и поглядывает, закипела ли вода в огромном чане на плите. На нем черные спортивные штаны с полосками, майка и тапочки, протертые от старости, в целом Виталий смотрится хозяйственным. Возможно, чересчур молодым для человека, которого ожидаешь увидеть как опытного самогонщика, в старом немецком доме с высоченными потолками.

«Раньше моя мама часто играла на игровых автоматах в рулетку, на это и жили. Ну ты же знаешь, запрет запретом, но подпольно-то -игорный бизнес все равно продолжает работать, – продолжает Виталий. – А сейчас участились проверки, салоны закрываются, боятся. Поэтому уже нерезонно ждать удачи. Непонятно, когда они вновь откроются».

«Алкаши – лишь путь заработка. Каждый выбирает свой жизненный путь»

Черняховск – это городок населением почти 40 тысяч человек, по большей части из-за большого скопления воинских частей. Побитый войной, угробленный русскими, он живет своей отстраненной жизнью. Здесь люди словно застряли в девяностых. Живут по понятиям, «гоп-стоп» процветает, в сводках криминальных новостей только и видно «в Черняховске зарезали…», «в Черняховске сожгли…».  Но, тем не менее, путеводители рекомендуют этот город к посещению как красивый исторически сохранившийся памятник.

«Знаешь, несмотря на всю эту безработицу, я, наверно, никогда не уеду отсюда. – тихим вежливым голосом говорит Виталий. – Мне нравится эта природа, чистый воздух. Недавно у меня рухнул от старости балкон, остались только тапочки. Но это не сравнится с тем видом исторической застройки, который открывается из окна. Посмотри, – он встает и подходит к балконной двери, – Все эти башни кирх, кирпичные крыши. Где еще такое есть? А алкаши… Они лишь путь заработка. Каждый выбирает свой жизненный путь».

НЕ ГЕРМАНИЯ. ТРОФЕЙ

«Когда мы с мужем только планировали переезд, родители никак не могли понять, зачем мы это делаем: неизвестный город, новая работа, стресс. Я, в свою очередь, никак не могла найти нужных слов, чтобы им это объяснить. На помощь пришел Павлик:

– Мам, ну ты же после ВУЗа поехала в незнакомый город на заработки.

– Поехала, – уничтоженным голосом отвечала свекровь. – Но тогда времена были другие.

– Вот и мы тоже едем. Только ты трудилась на благо страны, а мы работать на благо семьи, заодно мир хотим посмотреть…»

Фото: andrey-s.livejournal.com

Фото: andrey-s.livejournal.com

Паша и Мила живут в Калининграде уже четыре года. Он – сотрудник мебельной фабрики. Она – воспитывает маленькую дочь, которая, кстати, родилась уже здесь. Свой родной Тольятти они покинули без каких-либо сожалений, ведь на новом месте обитания они чувствуют себя прекрасно.

«Вместо «пряничного домика» нас втретил обычный постсоветский пейзаж с хрущевками»

«Мы долго выбирали между западом и востоком. Потом решили, что хотим жить в Европе. Страну менять не захотели, а вот с городом повезло, – улыбаясь, рассказывает Мила. Пока маленькая дочь Полина занята конструктором, мама быстренько накрывает обед на стол. – Накопленных средств как раз хватило на взнос по ипотеке. Вот так мы оказались в Калининграде».

Фото: andrey-s.livejournal.com

Фото: andrey-s.livejournal.com

«Когда мы ехали сюда, готовились увидеть островок Германии, – подхватывает разговор Паша. – По крайней мере, так воспринимают янтарный край обыватели Самары. Но, приехав, разочаровались, увидев вместо «пряничного домика» обычный постсоветский пейзаж с хрущевками на центральных улицах и полуразрушенной немецкой архитектурой. Мы так и не поняли до конца, в какой степени европейское здесь сохранилось. С одной стороны, все разговаривают по-русски и российская валюта. Россия! Но с другой стороны, магазины, в которых сотни видов свежего мяса и только что выловленной рыбы, иномарки. Совсем не Россия! Я столько иномарок в жизни не видел!»

«А природа, природа какая!» – восторженно перебивает Мила. Действительно, многие «новые калининградцы» перебираются в наш регион именно из-за природы: чистого воздуха, Балтийского моря, сосновых боров, архитектуры, в конце-концов. И пусть все это в немного запущенном виде, это не мешает им обрести покой и свободу.

Фото: andrey-s.livejournal.com

Фото: andrey-s.livejournal.com

«Мы любим гулять по улице Кутузова, пересекая проспект Победы по Вагоностроительной до морского канала. Сначала ты идешь по полностью сохранившемуся кварталу немецких довоенных вилл. Потом начинается немецкая же довоенная промышленная зона, каких, наверно, уже в самой Германии нет, а в России и не было. Но это уже совсем не Германия. Это именно поствоенный трофей, слегка запылившийся за последние семьдесят лет».

СМОЛЯНОЙ БОЧОК

В бухту Пионерского зашла лодка. Рекламная надпись «Морская рыбалка» на корме. И вроде бы и спиннинги есть, и ведра с рыбой, но цель пассажиров – совсем не рыбка. Они идут ловить янтарь. Незаконно, конечно. Валерий собирается в море. «На добычу, – поправляет он. – В море я свое и в Африку, и в Европу, и на Север, как домой, отходил». «Батя», как его тут называют, должен разобраться: где сегодня лучше остановиться, чтобы и над подводной ямой оказаться, и в руки надзора не попасть. «Мы бы могли и как раньше, с сачками в костюмах ловить с берег, – поясняет мне Валерий, перенося инвентарь на палубу. –Но только там не поймаешь большие куски. А в открытом море есть места, ямы, где во время шторма большие куски застревают, их-то мы и тащим сетью. До полутора килограмм куски бывают!»

«Порт развалили. Гады! Чем людям жить теперь? Вот и приходится нам теперь так зарабатывать»

Нелегальная добыча янтаря – это головная боль для всех областных чинов. И дело тут не столько в нанесении ущерба природе, сколько в нанесении ущерба казне. Ведь и на ловлю браконьеров уходят немалые средства из бюджета, и продажа камня на «черном рынке» идет мимо кассы. «Видела, недавно поймали снова копателей янтаря? Так те не только грунт размыли, а еще и деревья вырубили! – возмущается батя. – Это уже слишком! Не, не, –  протяжно, оправдываясь, продолжает он, – мы таким не занимаемся. Это ж варварство. Мы только ловим. А это не наносит никакого ущерба. Как рыбу – только камень». Команда уже в сборе, все снасти готовы, костюмы надеты. Пора. «Пионерская база обанкротилась. Порт развалили. Гады! Чем людям жить теперь? Такое градообразующее предприятие было! Вот и приходится нам теперь так зарабатывать . А ты как думала, машины и квартиры покупаются на зарплату пятнадцать тысяч? Нет, милая, мы не в той стране живем!»

Отдельное государство, со своими порядками и законами. Так можно было бы сказать, но нет. Калининград – это часть большой страны, огромной Федерации. Здесь есть отличия, и, говорят, что люди какие-то другие, с другим отношением к жизни. Но! Не надо относиться к этому региону, который забывают указать даже в программах прогнозов погоды, как к чему-то чуждому, немецкому. К Калининграду нужно относиться именно как к русскому городу, который действительно симпатичнее и удобнее, чем любой другой российский областной центр. То ли потому что от немцев осталась городская планировка, то ли потому что местные многому научились у соседних Литвы и Польши. Поэтому и матчи мирового футбольного первенства в 2018 году будут проходить и в Калининграде тоже. Если стадион достроят…

Автор: Баландис Мария

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook