«Тебе не надо во Владимир, Володимер с тобой»

Опубликовано 20 мая 2014 в 14:25
0 0 0 0 0

Володимер молодой московский стрит-арт художник. Главной целью его приезда в Калининград стал показ фильма «Дареному коню в зубы не смотрят», создателем которого он и является. Фильм сам по себе можно было назвать документальным, но он скорее является отражением событий реальности, происходящих с героями. По рассказам самого автора, он хотел «зарегистрировать» все события, происходящие с ним: совместное творчество с Кириллом Кто, стрит-арт акции и партизанинг на улицах Москвы, творческий процесс в мастерской. В итоге, из стопки видеокассет получился 40 минутный даже не фильм, а скорее рассказ, но без единого комментария. The Kaliningrad Room расспросил Володимера о местном стрит-арте, его впечатлениях о Калининграде и намерениях вернуться снова.

-Какая твоя главная цель приезда, показать фильм о совместном творчестве с Кириллом Кто?

— Да. Меня пригласил организатор киноклуба им. Руди Дучке. Он вышел сначала на Кирилла, они поговорили о фильме, что хорошо было бы его показать. Но я в это время был в Австралии, и он приехал один. Но потом решили, что лучше пусть приедет автор фильма и сам покажет.

Я однажды «подобрал» на улице сирийца. Оказалось, он заблудился и искал дорогу на Владимир. Я ему сказал: «Тебе не надо во Владимир, Володимер с тобой».

-Вы с Кириллом работали вместе над различными стрит-арт проектами и акциями?

— (Смеется) Да, это в прямом смысле можно было назвать работой. Я однажды «подобрал» на улице сирийца. Оказалось, он заблудился и искал дорогу на Владимир. Я сказал: «Тебе не надо во Владимир, Володимер с тобой». Он был очень удивлен. Я привел его в нашу мастерскую, где он переночевал. После он, конечно, поехал во Владимир, но когда вернулся в Москву, еще неделю обитал в мастерской. А в этот период мы как раз делали сумки из рекламных баннеров (ред. в фильме рассказывалось, как герои срезали рекламные баннеры на улицах города, а потом шили из них сумки). Так этот сириец решил, что это моя работа, и каждый день спрашивал «Сколько сумок ты сегодня сделал?». Он расстраивался, когда я ему отвечал, что мало. Он наверно думал, что я мало денег заработал.

-Как у тебя родилась идея снять такой фильм?

— Не было такой идеи – снимать фильм. Я люблю все документировать с помощью фото или видео. Я иногда даже чувствую себя архиватором каким-то. Человеческого сознания не хватит для полной детализированной фиксации всего, что происходит, и мне не хочется потерять те моменты, которые я вижу. Однажды я взял у друга камеру и все время при себе носил. Фиксировал все, что происходило. Когда накопилось большое количество кассет, я подумал странно, что все эти кассеты будут так просто лежать, и решил их упорядочить. Так и получился фильм.

— При просмотре фильма у меня сложилось впечатление, что у всех ваших акций есть некая внутренняя идея, но которая так и не была раскрыта зрителю.

Нет, тут немного другая история. Есть художники которые занимаются только одним определенным делом, например муралисты оформляют только фасады зданий. А мне все в принципе нравится. В этот период, что показан в фильме, я взаимодействовал в той среде обитания, в которой нахожусь. Улица – это и есть холст. Только когда художник работает с холстом, он использует кисти, краски, а тут ты идешь по улице и любой объект, начиная от баннера и заканчивая брусчаткой, и есть твой инструмент. И из этого ты можешь делать какие-то объекты, инсталляции.

— Где ты успел побывать за время посещения Калининграда? Что интересного видел?

— Я успел съездить в Зеленоградск. Там какая-то дикая эклектика повсюду. Но мне нравится в таких вещах находить интересные моменты. Да, там повсюду разруха, но меня это привлекает больше, чем, например, идеальные стены у новых домов. Это может приятно для быта, когда вокруг все красиво, идеально, но как гостю города на это не интересно смотреть. Я в Зеленоградске даже остановился поговорить с женщиной, когда увидел какую-то квадратную конструкцию. Это вроде как сарай, но он был сделан из ковра. У меня один друг хотел в Москве сделать арт-объект шалаш из ковров. А сегодня я это увидел на улице, как раз такой шалаш! Я спросил у женщины, которая рядом с ним сидела: «Что это такое?», а она мне ответила: «Ну вот такая шалаш-терраса».
На самом деле это особенность России. В «стерильных» городах Европы огромное количество художников уже не знают что делать, и от скуки начинают выковыривать брусчатку, какие-то фигуры из нее строить. А у нас, наоборот — на улицах столько инсталляций, сделанных ненамеренно, что можно ничего не делать, а только ходить и созерцать. Вот как история с сараем-ковром.

Я здесь видел уникальные вещи, которые нельзя встретить в Москве. Например, мне на глаза попались граффити 1998 года.

— Как, на твой взгляд, обстоят дела со стрит-артом у нас в городе?

— Вот в Зеленоградске отличный стрит-арт, его там немереное количество. Калининград, конечно, послабее в этом плане (смеется). Но если серьезно, я здесь видел уникальные вещи, которые нельзя встретить в Москве. Например, мне на глаза попались граффити 1998 года. Это здорово. В Москве рисунки очень быстро закрашиваются, бывает, через неделю приходишь, а его уже нет.
Мне нравится Германия и здесь у вас присутствуют ее элементы. Это мне тоже понравилось. Всегда есть за что зацепиться взглядом. Вообще у меня хорошее впечатление осталось о городе.

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook