Музыка

The Rite: «Меня избивали, когда я пел в переходах»

Опубликовано 23 января 2015 в 11:07
0 0 0 0 0

22 февраля в Калининграде пройдёт большой хардкор-панк-фестиваль «Friends For Friends», на котором выступят хедлайнер из Германии, гости из других городов, а также наши местные группы.

Сегодня мы представляем вам первое из целой серии интервью с участниками данного мероприятия — злющей метал/хардкор-группой The Rite из Смоленска. Их вокалист Костя любезно согласился ответить на наши вопросы о Калининграде, смене названия, крупных лейблах, а также о собирательном образе поклонника битдауна.

 

TKR: Привет. Давай, для начала ты представишь себя калининградской публике. Где родился, чем занимался, и как тебя угораздило стать музыкантом, а не владельцем «Лукойла», например?

— Всем добра! Имя мне Константин, родился я в Смоленске, в городе с великой историей, которому на данный момент, кроме как ею, хвастаться нечем. Раньше я разрабатывал бизнес-план, который впоследствии был украден такими организациями, как «Лукойл», что и вынудило меня зарабатывать пением в переходах, прославляя имя одинокого падшего ангела Люцифера, за что я не раз был избит, ребята из «Обряда» взяли к себе в роли вокалиста, судя по всему, из жалости.

TKR: Как у вас настроение перед поездкой к нам в Калининград? Я так понимаю, вы впервые заберётесь так далеко, какие ваши ожидания от концерта?

— Перед поездкой настроение очень дерьмовое, потому что сейчас мы заняты повседневной провинциальной жизнью, работой над собой и ради денег. Предвкушаем сладкий вкус поездки, так как давно хотелось посетить ваш город, с его обширной историей, архитектурой, перемешанной модерном и готикой, а теперь для этого есть и отличный повод, и отличная компания.

TKR: Что ты знаешь о нашем городе и музыкальной сцене? (не обязательно хардкор/панк).

— Знаю, что у вас родился Иммануил Кант, до 1945 город носил название Кёнигсберг, затем его переименовали в честь советского партийного деятеля Калинина. О музыкальной сцене мне известно не так уж и много. Знаю, что есть отличный сёрф-рок коллектив The Cranzers, моднейше-крутейший хардкор Noway, ну и, естественно, группу Dice. Первые две играли у нас в обители Эда Лимонова.

TKR: Расскажи о том моменте в истории группы, когда PATRATAS! вдруг стали The Rite.

— Настал период, когда корабль по имени «PATRATAS!» подвергся реконструкции, кроулианству, мистицизму, трансцендентности, отчаянию, боли и личным переживаниям, тогда и пришла идея о смене названия. «Обряд» мы выбрали после того, как посмотрели фильм с одноименным названием, главную роль в котором играл Энтони Хопкинс, там его персонаж изгонял демонов, затем в него самого вселился демон (Баал), и молодой священник изгнал антагониста. Но на самом деле, всё иначе и намного проще: обрядом мы называем то, что творится на сцене и в зале во время нашего выступления, так что глубоко копать не надо, всё и так всем ясно.

TKR: Полтора года назад вы выпустили лонгплей. Как считаешь, есть ли сейчас смысл выпускать полноформатные альбомы или лучше обойтись ипишками?

— Конечно, есть, если достаточно материала. Ведь разница между лонгплеем и ипишкой отличается лишь суммарной продолжительностью альбома. Здесь группа вправе для себя сама решать, что ей выпускать. Есть, например, треки, которые не вошли в лонгплей, так как их концепция может разойтись с остальными композициями, а в последующем они могут оказаться на ипишке с парочкой новых песен.

TKR: Что в целом происходит сейчас в Смоленской музыке? Есть ли какие-нибудь интересные площадки для проведения гигов, интересные группы?

— В целом мы как лазали по гаражам, так и продолжаем лазать, иногда выбираясь в «Первый альтернативный» — единственный клуб в городе, где можно насладиться отличным саундом. На данный момент меня интересуют только 3 смоленские команды, за новостями от которых я слежу: это скинхеды и панки из «Red Cloth», треш металюги из «Metal Strings» и панк-рокеры из «Granolaheads», вдохновлённые группой «Ramones». Со всеми ними у нас тёплые дружеские отношения.

TKR: В последнее время у хардкор-групп появилось две постоянные тенденции: первые добавили себе в саунд коммерческого хип-хопа, вторые пытаются поднять волну гранжа и рока 90-х. Как ты вообще относишся к подобным вещам? Хардкор должен быть ТРУ, или всегда есть место экспериментам?

— Я хорошо отношусь к экспериментам, всегда интересно услышать что-то новое.

TKR: В вашем саунде, особенно на ранних треках, достаточно ощутимо влияние битдауна, который изначально считался этаким быдло-стайлом. Скажи, ты в жизни можешь запросто навалять кому-нибудь в стиле дядек из клипов Nasty, или всё же не стоит воспринимать музыку настолько буквально?

— Напомню, когда я пел в переходах, то меня избивали, во мне копилась злость, которая затмила мой рассудок и вынудила учиться драться за своё здоровье и писать те отвратительные песни. Навалять кому-нибудь? Хмм, вопрос очень абстрактный. Всё зависит от оппонента, либо аргументов в моих руках. Слова в музыке всегда нужно осмысливать. Последний клип, который я видел от бельгийской битдаун бригады «Nasty», это «Look at me and f**k you», не наблюдал там никакого насилия, здоровые мужики спокойно попивают себе пивас, демонстрируя свои атлетичные тела и татуировки, всё достаточно мирно и гармонично.

TKR: Если бы вам предложили контракт на крупном лейбле, но попросили бы немного облегчить звучание, при этом достаточно много заработать, вы бы согласились?

— Это невозможно, во-первых, мы — дерьмовые музыканты. Во-вторых, куда уж легче, если только в шугейз нырнуть. Но опять же, я — дерьмовый вокалист, так что если бы это случилось, то точно не со мной.

TKR: Ответь на вопрос от Крока из Outofchannel: «Допустим, сегодня ты бы проснулся противоположного пола. Как жить? С чего начать? Что бы тебя в этом было хорошего, а что плохого?»

— Если бы я проснулся стройной брюнеткой, имеющей 3 размер груди, то, скорее всего, я бы стал фотомоделью для какого-нибудь моднейшего глянцевого журнала, стремился зарабатывать кучу бабла, часть из которых отправлял бы на благотворительность. Плохим, конечно же, в этой ситуации, будет являться повышенное внимание со стороны окружающих. Прощай, спокойная и мирская жизнь. Вторым плохим аспектом станет вопрос «Куда же потерялся Я?».

TKR: Задай свой вопрос следующему, у кого я буду брать интервью (пока не знаю, кто им станет).

— Представь, вокруг пустота, твоё воображение — это оружие созидания нового мира. С чего бы ты начал строить свой новый мир,  имея 5 желаний?

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook