Развлечения

Музыку в массы

Опубликовано 25 июня 2014 в 16:11
0 0 0 0 0

Что нужно делать ради музыкального контракта? Почему свой первый альбом лучше записывать не в России? И зачем стоило менять тяжелый рок на полегче? The Kaliningrad Room узнал ответы на эти и другие вопросы у молодой калининградской группы Black Dragon, которая совсем недавно записала новый сингл.

 

Состав участников:

Кирилл Поляков – гитара, вокал
Антон Ларионов – бас-гитара
Егор Старчиков – гитара, вокал
Дмитрий Герасименко – ударные.

TKR: Группа Black Dragon — это ваш первый опыт участия и создания музыкального проекта?

Кирилл: Нет, мы не первый год в деле, играли уже во многих разных стилях от hardcore дошли до более мейнстримовой музыки. У нас с Антоном было несколько проектов, у Егора тоже. Дима в своё время играл панк рок.

TKR: Если это уже далеко не первый ваш проект, то как вы начинали свой музыкальный путь?

Кирилл: Мы с Антоном долго, с 2006 года, играли в подпольных командах, когда только купили электрогитару. Начинали мы с русской альтернативы.
Антон: Но это было совсем давно!
Кирилл: У нас, скажем так, был подготовительный период, мы играли последние несколько лет тяжелую музыку. Начинали в 2007 году, тогда пришёлся пик metalcore, челочки длинные в моде были у всех, и именно тогда и мы с Антоном начали свою активную музыкальную деятельность. Коллектив, в котором мы играли, назывался April Will Dance. Достигнув кое-чего на андеграундной сцене, и имея вменяемые записи песен, мы даже дошли до контракта с питерским музыкальным лейблом.

TKR: Как вам удалось получить контракт? Представители лейбла вас сами нашли?

Антон: Записи, которые у нас были, довольно неплохие, потому что их мастеринг делали в Германии, мы выкладывали в интернете, в том числе на My Space. С такими записями мы понимали, что надо двигаться дальше и стали рассылать их по лейблам. Через какое-то время, в 2010 году, с нами связался питерский лейбл FONO ltd, и они предложили заключить контракт на выпуск альбома. Мы стали записывать альбом, но на тот момент ничего не получилось из-за внутреннего конфликта в коллективе. После этого, у нас как раз и родился набросок песни, которую мы записали сейчас уже новой группой. Он родился абсолютно сумбурно, я сказал что-то вроде «Кирилл, давай напишем какой-нибудь поп-хит» и вот так написали…

У нас часто спрашивают «На какую западную группу вы похожи?», но мы стараемся делать так, чтобы нынешнюю группу Black Dragon трудно было с чем-то сравнить. Знаете, говорят, что если группа похожа на несколько групп сразу, то она хорошая.

TKR: То есть тогда, в 2010 году, не только не получилось записать альбом, но и распалась сама группа?

Кирилл: Да, мы, по сути, остались с Антоном вдвоём. После этого я всегда говорил, что впоследствии будем играть другую музыку и дойдем до более массового продукта. Изменение стиля мы расценивали, как своеобразное развитие. Конечно, с подобного «популярного» стиля было бы проще начинать, но зато, мне кажется, у нас сейчас «не замыленное ухо» в плане тенденций, а мы хотим быть оригинальными. Когда ты всю жизнь слушаешь Oasis или Blur, ты ненароком пытаешься играть с самого начала такую же музыку. А так как мы до этого играли потяжелее, то…
Антон: Мы просто никогда не пытались быть как кто-то. Что бы мы не играли, мы старались ни под кого не подстраиваться. У нас часто спрашивают «На какую западную группу вы похожи?», но мы стараемся делать так, чтобы нынешнюю группу Black Dragon трудно было с чем-то сравнить. Знаете, говорят, что если группа похожа на несколько групп сразу, то она хорошая. Мы даже никогда не играли cover версии песен. И к началу 2014 года у нас и оформилось то, что мы хотим слышать и, наконец, сформировался состав.

TKR: Расскажите, как вы все-таки собрались играть вместе и что это за группа Black Dragon?

Дима: На самом деле, состав собрался очень интересным образом. Мы раньше все играли бок о бок на одних сценах, но в разных группах. По началу, у меня была ситуация кардинально другая — я никогда не играл metalcore, а только панк. Но потом и моя группа распалась, а я долго занимался только преподаванием музыки, и уже потом ребята предложили участвовать в Black Dragon.
Антон: Да, когда у нас остро встал вопрос о барабанщике, а барабанщики — это вообще большая проблема, мы связались с Димой и он был только рад присоединиться к нам.
Кирилл: Егор тоже играл в других группах, но ему всегда не везло на коллективы, по его же словам, и, в итоге, он тоже присоединился к нам. Егор вообще — молодец, дал нам хороший пинок, чтобы мы уже активно начали работать.

Мы думали над названием и предлагали несколько вариантов, вспоминая наше «металическое» прошлое, один из них был «Черный дракон». Оказалось, что никто не додумался так назвать группу. Для металлистов это было бы верхом пошлости, а в нашем случае отлично воспринимается.

TKR: А откуда взялось такое название Black Dragon?

Антон: У меня есть красивая легенда. Это было похоже на историю с названием компании Apple, когда её создавали, все сидели думали над названием, кто-то невзначай предложил вариант «Яблоко» (Apple), и Стив Джобс тогда сказал, что если до вечера никто не придумает лучше, то он назовет компанию «Яблоко». И в какой- то степени такая параллель получилась и у нас. Мы думали над названием и предлагали несколько вариантов, вспоминая наше «металическое» прошлое, один из них был «Черный дракон«. Тогда мы решили, что это очень иронично, когда группа играющая музыку для широких масс на гране indie и pop стилей, называет себя «Черный дракон». Мы решили, что люди такое название запомнят. Я в этот же вечер пришел домой и честно посмотрел, нет ли совпадений на last.fm и на портале о тяжелой музыке darkside.ru. Оказалось, что никто не додумался назвать группу «Черный дракон». Для металлистов это было бы верхом пошлости, а в нашем случае отлично воспринимается.
Кирилл: Да, мы хотели избежать сложного названия. Потому что часто сейчас бывает, говоришь «Мне вот песня понравилась, там группа…». И тебя начинает заедать, что ты не можешь вспомнить!
Дима: И, в свое время, мы решили, что слава Богу, что мы не назвали свою группу «Стакан» или «Феодал» (смеется). Группа «Феодал» уже просто есть, они играют очень плохой hip-hop и им лет по 12.

TKR: Начинающие группы обычно поют cover`ы, но вы сказали, что принципиально этого не делаете. Какой материал у вас уже есть?

Антон: Пока у нас только одна студийная запись песни Dirty Game. Она записана в электронной интерпретации, но поскольку мы группа гитарная, то следующие песни будут соответствующими. А это скорее промо-материал. Но все остальные песни выполнены примерно в такой стилистике. Нам такой стиль нравится, мы не чувствуем себя «загнанными в угол», как это было у нас с Кириллом в предыдущем проекте, когда мы играли тяжелую музыку.
Кирилл: Там ты песню написал и думаешь «о здорово!», а она не подходит, слишком попсовая.
Антон: Да, у нас с того времени есть куча заготовок, которые мы готовы реализовать в рамках Black Dragon.

TKR: А кто пишет вам песни сейчас?

Антон: Поскольку мы с Кириллом в тандеме уже очень давно, у нас всегда было так: Кирилл отвечал за музыкальное сопровождение, а я за слова. Сейчас ещё активно подключился Егор к написанию и музыки, и текстов. Но Dirty Game, в силу её долгой истории, писалась частями, всеми вместе. Наши песни, как и у многих групп, о повседневной жизни, об отношениях. Многие из них ироничны. Такая песня, например, Don’t let me down, которую Егор написал.
Егор: В моей песне есть скрытый подтекст на то, что девушки очень часто бросают молодых людей, и эти молодые люди порой ведут себя несколько не адекватно. Я старался как-то высмеять это в песне. В общем, многое списано с жизненного опыта.

Любая группа, которая живёт в России и пытается играть музыку, если она не называется Сплин, Гражданская оборона или подобное, рано или поздно, сталкивается с вопросом «На каком языке петь?». Язык той музыки, которую играем мы — английский.

TKR: Следующие песни будут только на английском или русскоязычные тоже последуют?

Антон: Моя позиция, что любая группа, которая живёт в России и пытается играть музыку, если она не называется Сплин, Гражданская оборона или подобное, рано или поздно, сталкивается с вопросом «На каком языке петь?». Есть хорошее выражение: «В Англии танцуют под мелодию, в Америке — под ритм, а в России — под слова». Поэтому в стране, где с английским языком не очень хорошо, исполняя песни именно на нём, мы лишаем себя большой части аудитории. Но мы идём на это абсолютно сознательно. Просто язык той музыки, которую играем мы — английский.

TKR: Какие исполнители повлияли на ваш музыкальный вкус? Есть у вас любимые и знаковые группы?

Антон: На меня, наверно, самое большое влияние оказали My Chemical Romance, Placebo и Nightwish.
Егор: У меня это Dragonforce, Children of Bodom и тоже, пожалуй, Nightwish.
Кирилл: На меня очень сильно повлияла группа The Rasmus, Evanescence и тоже My Chemical Romance. Только эти группы я могу слушать альбомами.
Дима: Мой музыкальный вкус сформировался под влиянием Red Hot Chili Peppers, The Killers, Foo Fighters, и очень сильно повлиял первый альбом группы Arctic Monkeys.

TKR: Какие планы у вашей группы на ближайшее будущее?

Кирилл: Мы будем делать упор на студийные записи.
Антон: И выступать тоже будем! В самое ближайшее время сыграем концерт, у нас есть что показать. И вот уже совсем скоро Dirty Game будет в ротации на радио Балтик плюс.
Kирилл: Альбом тоже хотим записать, но это будет ещё не скоро и, видимо, не в этой стране…

Звукозапись в нашей стране находится на очень низком уровне даже по сравнению с Польшей или Литвой. В Гданьске, на радио можно сделать запись и то лучше.

TKR: Почему не в России?

Кирилл: Потому что мы не хотим это делать так, как это многие ребята делают, записывают полупрофессиональные альбомы. Хочется сделать качественно. А у нас в стране пишут очень посредственно, даже в Москве.
Антон: Звукозапись в нашей стране находится на очень низком уровне даже по сравнению с Польшей или Литвой. В Гданьске, на радио можно сделать запись и то лучше.
Кирилл: Зарубежом есть понятие саунд продюсера, он же часто звукорежиссер. Там музыканты сыграли, записали, но слышно, например, что запись звучит не так, как надо. И вот такой человек и вносит предложения и корректировки, вплоть до того, что говорит надо переписать текст, потому что он не звучит. А у нас отношение другое. Там ты приходишь с песней, платишь деньги, к тебе относятся то по-доброму, но советовать и работать с тобой как с исполнителем или группой не будут. А альбом всё-таки надо записывать с умом.

Группа Black Dragon выражает большую благодарность Евгению Колесникову за помощь в записи песни Dirty Game.

За фотоматериалы спасибо Фернандо.

0 0 0 0 0



Вконтакте
facebook