Эксклюзив

Законы [не]равнодушия

Опубликовано 03 ноября 2014 в 16:00
0 0 0 0 0

Известная поэтесса под псевдонимом Ах Астахова в эксклюзивном интервью для нашего портала рассказала о своей неожиданной популярности, о том, как поэзия может приносить доход, и что её связывает с Польшей.

TKR: Ирина, лично я узнала о вашем творчестве, наверно, как и многие, благодаря видео, где вы читаете свои стихи. Это  была серия ПаркЛайв, но, как я обнаружила потом, это далеко не первая запись, а всё началось со стихотворения «Тебя хоть там любят?», верно?

— Довольно спорное утверждение, что именно это видео принесло мне первую известность. Я считаю, что всё началось немного раньше: я выкладывала сначала свои стихотворения только в Живой Журнал, а когда начала размещать на своей странице в одной из социальных сетей, то и аудитория заметно увеличилась. Одновременно с «Тебя хоть там любят?» я записала видео на стихотворение «Остыл», которое тоже очень поспособствовало моему творческому развитию.

TKR:  Вы думали, что это видео принесет вам известность? С какой целью выкладывали его на просторы Интернета?

— В тот момент я абсолютно не думала, что оно станет популярным. Не буду лукавить, я с детства очень люблю сцену, родители меня с малого возраста отдали в театральную студию. Но видео я выкладывала не из-за тщеславия, а чтобы обратиться к конкретному человеку, который мне был очень дорог, но по определенным причинам мы не общались. И мне ничего не оставалось, кроме того как сделать это публично. Я знала, он поймет, что стихи адресованы ему.

TKR: В одном из интервью вы упомянули, что первое стихотворение написали в девять лет. Как правило, все люди в начале своего творчество пытаются равняться на творчество известных людей. На кого равнялись вы?

— У меня всё вышло абсолютно иначе. Моя старшая сестра выучила в школе стихотворение «Дубовый листок оторвался от ветки родимой…», и оно меня настолько впечатлило, что я решила начать писать что-то своё. У меня были простые представления о рифме и о поэзии в целом, но я никого нарочно не копировала

Сейчас, конечно, появились любимые авторы, такие как Евтушенко, Вознесенский, Вертинский, Бродский, но читать я люблю больше прозу.

TKR: Что для вас значит быть поэтом?

— Мне повезло ещё в раннем возрасте осознать, что я буду поэтессой. Для меня это не хобби, не увлечение и не работа. Работа — это когда я выхожу на сцену, но тогда я артист. Писать стихи — для меня единственный способ выражать свои переживания и быть кем угодно. Для меня это как волшебство.

TKR: Моё личное субъективное мнение, что сейчас у нас в стране происходит некий расцвет современной поэзии, и появилось очень много новых, а главное, талантливых авторов, таких как Вера Полозкова, Олег Груз, Леха Никонов и другие. Вы себя чувствуете частью этого нового течения?

— Мне очень трудно смотреть на себя со стороны и анализировать подобную ситуацию, но к такому течению я себя не причисляю. Я всегда была против подобных «кружков по интересам». Да, у меня есть друзья поэты, но общаюсь я с ними не потому, что они поэты, а потому, что они мне интересны как люди. Сейчас на многих современных поэтов навешивают ярлыки, что они создают исключительно грустные тексты, а это зачастую «вытянуто из пальца». Я люблю простоту.

TKR: Но у вас же тоже далеко не весёлые стихи.

— Во многом, но не все. В большинстве текстов, если обратить внимание, есть надежда на светлое…

TKR: Это большинство от того, что о радостном писать тяжело?

IMG_2680— Нет, не тяжело на самом деле. Просто когда тебе хорошо, хочется наслаждаться этим чувством, а не писать о нём. У меня нет такого:  «Ооо, как классно, я на море! Пойду об этом напишу!» А вот когда грустно, то просто хочется выплеснуть эти эмоции из себя на бумагу.

TKR: Правильно я понимаю, что поэзия сейчас ваш единственный род деятельности, и ни с какой другой работой вы её не совмещаете?

— Да, к счастью, поэзия — моя основная деятельность, которая ещё и приносит доход. Но это случилось не так давно, до определенного момента я работала, потом поняла, что это не мой путь, и не хочется всю жизнь трудиться на кого-то и жалеть об этом.

TKR: В интервью я не раз встречала информацию, что у вас польские корни. Это действительно так? Для Калининграда это особенно актуально.

— Я, на самом деле, очень удивилась, когда узнала, что Польша настолько близко к вашему городу находится! В прессе история с моим польским происхождение преувеличена. Действительно, я там родилась и прожила 4 года во Вроцлаве. Родители у меня русские, просто по долгу службы нам приходилось жить там, но потом мы все вместе переехали в Москву. И з того времени я помню только какие-то урывочные моменты: наш дом, соседскую девочку, которая постоянно меня задирала, но оказалось, что она просто хотела со мной дружить, помню некоторые фразы на польском. С тех пор я, к сожалению, там ни разу не была, и если бы узнала немного раньше, что ваш город так близко к Польше, прихватила бы загранпаспорт (смеется).

TKR: Вы уже регулярно выступаете с концертами, издали свой сборник стихов, а какие планы на будущее?

— Мне хочется быть менее ленивой и более усидчивой: написать поэму или какой-нибудь сценарий. Хочу поставить спектакль по своим произведениям. Планов и идей очень много.
Цель на ближайшее будущее — записать альбом с моими стихами, и сейчас в интернете уже начали появляться некоторые студийные записи.

TKR: У вас была одна запись совместно с группой 4пыль, планируете сделать нечто подобное с кем-нибудь ещё?

— Конечно планирую, но я пока не раскрою, с кем именно. Единственное, что скажу, плод такого сотрудничества появится в ближайшие полгода.

Фотографии Влад Кобец

0 0 0 0 0



Вконтакте
facebook