Развлечения

Жизнь на букву Х

Опубликовано 19 сентября 2014 в 20:17
0 0 0 0 0

Рок-н-ролл, безудержные тусы, алкоголь, наркотики и секс со случайными людьми – одним словом, всё, чего тебе так не хватает…

…в этой статье отсутствует из принципа.

Поверьте нам на слово: мы бы и сами с превеликим удовольствием напичкали этот материал как можно большим количеством сочных, лоснящихся, намасленных задниц, а заодно б добавили увлекательных рассказов о наркотических трипах на грани летального исхода, и было бы оно чертовски весело, да, но едва ли оригинально и хоть немного познавательно. Вместо этого, темой сегодняшнего повествования станет феномен Straight Edge – молодёжной субкультуры, исповедующей отказ от всех мирских благ в пользу спермотоксикоза, угрюмой трезвости и агрессивного навязывания своих правил окружающим. Так, по крайней мере, гласит народная молва, а насколько эти штампы правдивы, попытается разобраться The Kaliningrad Room.

Исторический экскурс

В середине-конце нулевых одной из излюбленных тем для панических репортажей у отечественных СМИ был именно Straight Edge — многочисленные телепередачи, находящиеся в непрерывном поиске скандалов и сенсаций, а вместе с ними и дешёвые газетёнки с желтоватым оттенком регулярно пугали русского Ивана воинственными сектантами, что бродят по улицам Москвы (и не только) и убивают курящих и пьяных. Это сегодня никого таким не удивишь: пресловутый ЗОЖ практически стал национальной идеей, молодёжь изо дня в день поднимает Русь с колен, делая очередной выход на турниках, а государство ущемляет права курильщиков на законодательном уровне — начни какая-нибудь группа подростков вырезать алкоголиков сегодня, правоохранительным органам ещё пришлось бы столкнуться с огромной толпой сочувствующих, и не известно, чем бы [уголовное] дело кончилось. А тогда, в казалось бы совсем недавних нулевых, поставить под сомнение священное право Ивана на «подшофе» было преступлением, причём преступлением не столько против конкретного человека, сколько против всей русской нации в целом.

По итогам минувших лет можно сказать, что в определённом смысле СМИ своего добились (впрочем, когда они не добивались?) — несмотря на значительное расхождение их «правды» о стрэйт эдже с действительностью, у тех из обывателей, что вообще смогли запомнить это англоязычное словосочетание, в головах отложился именно негативный контекст, культивированный ТВ и прессой. Именно поэтому The Kaliningrad Room не станет более размениваться на пустопорожний трёп и пробежится по истории субкультуры непредвзято, честно и как есть — в своём фирменном стиле, в общем.

Предпосылки протеста

Движение Straight Edge (чёткая грань — англ.), пропагандирующее отказ от алкоголя, наркотиков, никотина и беспорядочных половых связей, возникло не в среде вылизанных мальчиков из церковного хора и не в кругу прогрессивно мыслящей интеллигенции, как мог бы предположить неосведомлённый читатель. Подобно прекрасному цветку, растущему из зловонной кучи навоза, стрэйт эдж вышел из самой маргинальной, самой противной тогдашнему американцу субкультуры — из панк-рока. Впрочем, «вышел» — сказано не совсем верно, потому что никуда он не выходил, и даже на пике своей конфронтации с классическим образом панка, сам стрэйт эдж всё равно всегда оставался его частью.

ЭТО ВАЖНО: хардкор-панк — неотъемлемая составляющая культуры Straight Edge; во избежание превратного понимания данного явления, никогда не слушайте тех, кто называет себя стрэйт эджером, но негативно отзывается о панк-роке или заявляет, что они могут существовать друг без друга. СТРЭЙТ ЭДЖ БЕЗ ПАНК-РОКА — ВСЕГО ЛИШЬ ЗОЖ, не путайте понятия!

Первоначально задуманный как своеобразная музыка протеста, панк-рок, появившийся в середине семидесятых, к началу восьмидесятых уже успел растерять всю свою и без того небольшую идейность, став в итоге пародией на самого себя: среднестатистический концерт при участии групп этого жанра являл собой массовую попойку с сопутствующим ей насилием, употреблением наркотиков разной степени тяжести и сексом в кабинках туалета, а иногда и вне их — привет «сексуальной революции», взорвавшей западный мир в семидесятых. Подростки дрались, блевали, еб#лись, снова дрались и снова блевали, а этому живописному действу аккомпанировали музыканты со сцены, в большинстве своём такие же бухие и упоротые — лицезреть подобное можно, например, в художественном фильме 1984 года «Suburbia», посвящённом калифорнийским панкам того времени.

Разумеется, всех такое положение дел не могло устраивать, и речь идёт не о родителях молодых субкультурщиков, а о некоторых из них самих — довольно быстро нашлись люди, готовые предоставить публике нечто альтернативное и новое; одним из них оказался скромный лысый и ушастый паренёк по имени Ян Маккей.

«У меня есть чёткая грань»

Группа Minor Threat, вокалистом и идейным лидером которой являлся Маккей, была одной из первых хардкор-панк формаций в США и в мире соответственно, а кроме того, по праву считается «священной коровой» стрэйт эджа, ведь это именно их авторству принадлежит бессмертный одноимённый гимн, давший в итоге название всему движению. Несмотря на то, что настроения, утверждённые Маккеем, существовали в лирике отдельных команд и раньше, именно ему удалось сформировать их окончательно и преподнести таким образом, чтобы они стали по-настоящему массовыми:

В последствии скромняга Ян будет бесконечно открещиваться от звания «папы стрэйт эджа», утверждая, что ни о чём подобном он не помышлял, и что это была всего лишь обыкновенная песня о вещах, которые его волновали; но, как это обычно бывает, точка зрения создателя никого уже не волнует — машина завелась, процесс пошёл и люди фишку подхватили. К слову сказать, на ряду с некоторыми другими панк-исполнителями, сейчас пятидесятилетний Маккей является долларовым миллионером, что, впрочем, не мешает ему вести сдержанный и скромный образ жизни, периодически выступая со своими акустическими проектами в маленьких кафешках и клубах для 15-30 человек. И да, говорят, что стрэйт эдж он до сих пор не про#бал.

Как уже было сказано выше, новомодную тему моментально подхватили ребята, разделявшие позицию Маккея и давно чувствовавшие то же самое, поэтому вскоре в США появились и другие стрэйт эдж команды, среди которых в первую очередь следует выделить такие как Negative FX, SSD, Cause For Alarm и DYS. За следующие тридцать с лишним лет «трезвый панк-рок» охватит весь земной шар, но говорить об этом дальше нельзя до тех пор, пока мы не разберёмся с символикой движения.

Незарегистрированный бренд

Самым главным и самым узнаваемым символом стрэйт эджа стал диагональный крест, или, по-просту говоря, латинская буква «Х» — ей в США на входе в клубы отмечали несовершеннолетних, которым бармены не имели права продавать алкоголь. Собственно, частично традиция сохранилась и до сегодняшнего дня — в интернете нередко можно найти фотографии случайных американских цыпочек в розовых платьях, на руках которых красуются чёрные «иксы», нарисованные маркером. Что касается стрэйт эджеров, то они приняли крест в качестве опознавательного знака сами, без вмешательства клубных охранников, тем самым демонстрируя окружающим свой добровольный отказ от веществ, убивающих тело и разум. Жирный «икс» до сих пор наносится представителями субкультуры на тыльную сторону ладони, правда, преимущественно лишь на время проведения концертов, хотя отдельные носители идеи, проверившие её временем, не стесняются делать себе татуировки, призванные заявлять окружающим о мировоззрении их обладателя, либо наоборот, давать ему сил продолжать свой путь вопреки искушениям и соблазнам «тёмной стороны».

Среди популярных символов так же следует выделить строенный «икс» — ХХХ, который некоторые путают с обозначением хардкор-порнографии. Здесь каждый крест обозначает отказ от алкоголя, никотина и наркотиков соответственно; по другой версии — от алкоголя, наркотиков (никотин приравнивается к ним) и беспорядочных половых связей. Также, иногда словосочетание Straight Edge сокращается до аббревиатуры sXe, в которой снова используется «икс» — правда, в кругах продвинутых «эджеров» такое сокращение считается лёгким моветоном.

Дальнейшее развитие

Говоря о дальнейшем развитии ХХХ-культуры, необходимо отметить такое важное явление в панк-рок музыке, как youth crew hardcore, царивший на андеграундной сцене в середине-конце восьмидесятых. Целое движение в очередной раз получило имя в честь песни, правда теперь авторство принадлежало другой, не менее культовой в этой среде личности — Рэю Каппо, вокалисту группы Youth Of Today с их песней «Youth Crew».

Если прежде хардкор-музыка даже под меткой Х оставалась чем-то агрессивным, злым и отчаянно безнадёжным, то теперь она приобрела куда более положительный настрой и посыл, к которому, не без влияния популярного в то время Учения Кришны, теперь приросло вегетарианство — благодаря youth crew в умах многих людей оно ещё очень надолго останется неотъемлемой частью стрэйт эджа. Кроме того, именно музыкальными группами данного направления был популяризован термин PMAPositive Mental Attitude (позитивное мышление, говоря русским языком), который обозначал принципиально новый, жизнеутверждающий подход к видению мира. Так например, исполнители всё чаще пели о защите прав животных, проблемах экологии, расизме, взаимоотношениях между мужчиной и женщиной и других этических и нравственных вопросах, вплоть до протестов против войн и гомофобии.

Но окрылённая позитивными взглядами молодёжь не готова была останавливаться на достигнутом и ограничивать себя одними лишь песнями: 90-ые годы в хардкоре и в стрэйт эдже в частности прошли под тэгом «Hardline» — именно этот период развития культуры является наиболее спорным, и именно он в последствии повлёк за собой волну журналистских «расследований», о которых мы говорили в самом начале.

Дело в том, что некоторые представители XXX-движения сочли болтовню со сцены недостаточно действенным способом для защиты животных и для пропаганды здорового образа жизни — если стрэйт эджеры юф-крю закваски отличались общей миролюбивостью и толерантностью к тем, кто не разделял их взгляды, то «хардлайнеры» всё чаще исповедовали militant-вариацию стрэйт эджа — эти могли с лёгкостью напасть на человека, если он, к примеру, просто курил в их присутствии («не мешай нам дышать»), а иногда занимались тем, что поджидали из баров пьяных людей, и если те пытались сесть за руль — избивали их. Такой подход, несмотря на относительно благие намерения, лежащие в его основе, вызвал осуждение у многих представителей сцены, и к началу двухтысячных агрессивные настроения в стрэйт эдже практически сошли на нет, или, по крайней мере, вернулись с улицы обратно в тексты песен.

Казалось бы, проехали, забыли — агрессивные личности поутихомирились, ситуация начала устаканиваться, и стрэйт эдж по-тихоньку пошёл по пути восстановления своего светлого имени, но не тут-то было: уже отгремевший своё хардлайн внезапно взяли на вооружение многочисленные нацисты, всегда питавшие слабости к идеям, которыми можно было бы обосновать свою тягу к насилию. Тот факт, что стрэйт эдж, будучи частью панк-рока, никогда не исповедовал человеконенавистнических идей и всегда являлся сугубо анти-расистским явлением, их ничуть не смутил — к нему элементарно добавили приставку «наци» и проблема была решена без лишних заморочек. Так, по крайней мере, казалось им.

ЭТО ВАЖНО: стрэйт эдж и нацизм — несовместимые вещи.

Именно от рук нацистов пострадало большинство «безобидных пьяниц», о которых трубили по телевизору и в газетах — Россия не стала исключением, и в нулевых годах «стрэйт эдж через свастику» пришёл на её территорию, а вместе с ним началась и истерия в СМИ, предрассудки, охота на ведьм и сюжеты в шоу Малахова, где бритоголовые подростки под осуждающий свист своих мам и бабушек пытаются связать воедино учения Гитлера c идеологией трезвого образа жизни. Одним словом, классика — хотели как лучше, а получилось как всегда.

Стрэйт эдж сегодня

На данный момент стрэйт эдж переживает не худшие свои времена: в России и в мире скандалы вокруг насилия над пьющими поутихли, внимание голодной до сенсаций публики отвлеклось в другие стороны, и движение медленно но верно набирает обороты, развиваясь в совершенно разных направлениях. Каждый день в том или ином городе земли появляются новые команды — кто-то продолжает старые добрые традиции юф-крю, кто-то черпает вдохновения в категоричных и радикальных девяностых, а кто-то и вовсе ныряет глубже, возрождая дух того самого оригинального хардкор-панка, грязного, сырого и максимально злого на мир вокруг. В Европе и особенно в Америке регулярно происходят крупные музыкальные фестивали, на которых юный стрэйт эджер может встретить огромные толпы своих единомышленников, а наша страна, хотя и развивается со свойственным ей запозданием, всё же пытается идти в ногу со временем — в тех или иных городах существуют коллективы, все участники которых ведут ХХХ-образ жизни, и даже в Калининграде при должном желании можно найти десяток-другой людей, придерживающихся идеологии, описанной в данной статье, будьте уверены. 😉

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook