Эксклюзив

Жизнь на колёсах

Опубликовано 04 декабря 2014 в 17:56
0 0 0 0 0

Город, пусть и маленький, полон людей, которые куда-то несутся, суетятся, мельтешат. Людей разного пола, возраста, профессий, религий, физических возможностей — мы называем себя обществом, большим, но единым. Мы каждодневно повторяем, что не должны делиться на богатого и бедного, больного и здорового, молодого и старого… Перечислять можно долго, по каким отличительным признакам нам не хотелось бы разделяться, будто на лагеря по разные стороны. А ведь для того, чтобы не было такого вот деления, нам нужно избавиться от невежества, от незнания проблем, нас напрямую не касающихся, но возникающих в обществе в целом. Нам часто кажется, что инвалидов в нашем городе нет, хотя на деле на улицу из четырёх стен квартиры выходят лишь немногие. Год за годом город меняется, и всё больше возможностей даёт тем, у кого эти  возможности ограничены. И всё же насколько мы далеки от идеального комфортного города для всех?

Мы спросили об этом у двух молодых людей, которые каждый день ездят на работу, ходят в магазин, общаются с друзьями, выезжают за город с семьёй… И всё это делают в инвалидном кресле.

NK9C_WPf8W0

Дмитрий, 29 лет.

gxrFcYkYb94

Сергей, 28 лет

Расскажите, что у Вас за инвалидность — приобретённая или врождённая?

Дмитрий: Инвалидность приобретённая. После армии поступил в университет на бюджетное отделение, решил подработать на стройке. Вот и подработал — получил травму, отчего и сел в кресло.

Сергей: У меня врождённая инвалидность, ну как врождённая — диагноз мне поставили в три года. Примерно до семи лет я был обычным вполне ребёнком: бегал во дворе, играл со сверстниками, но моя болезнь прогрессировала, и примерно в одиннадцать лет я сел на инвалидное кресло.

Чем Вы занимаетесь по жизни?

Дмитрий: Работаю, провожу время с семьёй. Иногда принимаю участие в общественной деятельности, акциях, встречах, в прошлом году нёс олимпийский огонь в Калининграде. Ну и профессионально занимаюсь спортом, участвую в соревнованиях по бодибилдингу и бодифитнессу, хотя скорее для меня это хобби.

Сергей: В данный момент я работаю системным администратором в одной из школ, параллельно учусь в ВУЗе — получаю второе образование. Ну а по жизни в принципе много интересов: путешествия, футбол (я футбольный болельщик), иногда получается совмещать футбол с путешествиями. В 2006 году я был на чемпионате мира в Германии, в 2012 на Евро в Польше.

0_6219f_143a302_XXL

Как на Ваш взгляд обстоят дела с рабочими местами для людей с ограниченными возможностями в городе?

Дмитрий: Сейчас работает программа по обеспечению инвалидов рабочими местами, выделяется финансирование. Но я вам скажу, что главным образом всё зависит от желания человека. Да, проблемы существуют, и, чтобы люди с ограниченными возможностями могли работать, им, как минимум, нужно выйти из дома и добраться до работы. То есть нужны особые условия. Конечно, ни одна хрущёвка не оснащена пандусом, но и не будет, пока сам инвалид, живущий в этой хрущёвке не начнёт что-то делать, писать в инстанции, добиваться установки пандусов. Инициатива должна исходить от самих инвалидов.
У меня не было раньше машины, и я ездил на работу на общественном транспорте, каждое утро и каждый вечер пользовался автобусами. Для многих «колясочников» — это дико — пользоваться самостоятельно транспортом. Так вот, когда человек хочет работать, быть частью общества, он будет искать способы и добиваться установки специального оборудования. Тем более, что государство готово выделять немалые средства на это.

Сергей: С рабочими местами, на мой взгляд, не всё благополучно. Устроиться получится только в какую-нибудь муниципальную контору, и то не каждая приспособлена и готова к тому, чтобы принять человека с ограниченными возможностями на работу. Вот так просто, не имея каких-то навыков профессиональных, на работу не устроишься, а получить эти навыки тоже не так легко. Учёба в университете — это вообще отдельная тема. Благо, в наше время есть возможность работать в интернете и так же обучаться.

Как Вы считаете, Калининград приспособлен для комфортной жизни каждого горожанина?

Дмитрий: Сейчас действует программа «Доступная среда» и к 2015 году делается много для города. Центральные улицы сделаны с учётом особенных социальных групп. Но что каксается периферии, тут, конечно, всё запущено. Дело в том, что необязательно делать реконструкцию каждой улицы, каждого тротуара специально для передвижения в иналидных колясках и прочих приспособлениях. Нужно учиться делать плановый капитальный ремонт дорог, к примеру, уже с учётом общих интересов горожан. То же касается и строений — коммерческих зданий и многоквартирных домов. Чтобы в дальнейшем не иметь проблему с пандусами, лифтами и подъездами, проще сразу строить всё с учётом этих особенностей. Ведь с начала 2000-х годов ещё действуют определённые нормы по строительству домов, парковок, прилегающей территории. Но далеко не все застройщики и сейчас соблюдают эти стандарты. Главная проблема — это не нормативно-правовая база, здесь всё как раз в относительном порядке, проблема в головах людей. Помните, как у Булгакова в «Собачьем сердце» — «Разруха не в клозетах, а в головах» — вот об этом я и говорю.

Сергей: Считаю, что не каждый может чувствовать себя в городе комфортно. Если, например, в центре города ещё есть возможность перемещаться самостоятельно (и то не везде), то, чем больше отдаляешься от центра, тем передвижение затруднительней. И я говорю не только про людей с ограниченными возможностями по здоровью, но и про все маломобильные группы граждан, включая стариков и мам с колясками. Про посещения каких-либо социально значимых мест я вообще молчу, одно из немногих мест, где я могу нормально себя чувствовать — это кинотеатр. Ни театры, ни библиотеки, к сожалению, в этот список не входят.

07a502c3f4ea0a0cd76270dbb172df67

То есть, исходя из предыдущих ответов, люди с ограниченными возможностями часто сталкиваются с нехваткой пандусов в городе, занятыми парковочными местами, специально отведёнными для атомобилей со специальным значком?

Дмитрий: Начнём с того, что объективно на парковках у супермаркетов выделено слишком много парковочных мест для инвалидных автомобилей. Как правило, они заняты в лучшем случае наполовину, и в час пик люди на обычных машинах занимают эти места, не имея на это права. Но решение этой проблемы в грамотной регулировке. Например возле «Бауцентра» работают на парковке контролёры, они позволяют вставать на инвалидные места обычным машинам, но всегда при этом оставляют два парковочных места на случай приезда машины со специальным значком. Такой подход лично мне кажется более правильным. Другой вопрос в самих людях — они не привыкли видеть на улицах инвалидов, и делают круглые глаза «А что, у нас инвалиды на машинах ездят?». Я сам принимал участие в съёмках роликов про водителей, паркующихся на специально отведённых для людей с ограниченными возможностями местах. Как правило, они делятся на тех, кто не знает закона, не замечает знака на асфальте или над головой, и тех, кто не понимает разницу между парковочными местами. Не видят отличий между моим парковочным местом, что в пяти метрах от входа в магазин, и своим, от которого прогуляться лишних десять метров не составляет труда. Опять же, все подобные проблемы вызваны разрухой в головах. Существуют правила и нормы, к которым все члены общества должны относиться с уважением.

Сергей: В последнее время ситуация с пандусами и парковками улучшилась. В центре, около площади Победы практически везде заниженные бордюры, созданы бесплатные парковки. Большую роль в этом сыграли и сами люди с ограниченными возможностями. Например, я знаю, что одна организация инвалидов делала рейд по парковкам у ТЦ «Европа». Номера машин, которые стояли на местах для инвалидов, не имея на это права, фотографировали и отправляли ГИБДД.

Чувствуете ли Вы себя в обществе «другим»? Иногда складывается впечатление, что у нас принято не видеть проблем других. Готово ли наше общество смотреть на людей с ограниченными возможностями, как на равных себе, не отводя взгляд в сторону, будто не желая замечать?

Дмитрий: Дело в том, что здоровому, молодому человеку, да и по сути любому человеку не нужны чужие проблемы. Это нормально. Но вопрос в том, что моральное здоровье нации — это умение реагировать на социальные проблемы, на проблемы других людей. Здесь есть несколько возможных вариантов, как общество относится к инвалидам, сочувственно, например. Или даже презрительно, как в бывшем СССР, считалось, что инвалидов в стране нет. Перед Олимпиадой в Москве людей с ограниченными возможностями вывозили из города, будто они не существуют. И благо, сегодня у нас такого нет. В какой-то степени народ готовится воспринимать инвалидов, как обычных полноправных членов общества. Но для этого и самим инвалидам нужно действовать, двигаться, проявлять себя. Не единичными акциями, хотя и они, конечно, важны и нужны. Но ежедневно показывать своим примером, я даже выражусь «дрессировать» окружающих, что мы — полноправные граждане этого города, мы равные со всеми остальными члены общества.

Сергей: Нет, я не чувствую себя «другим». Ты знаешь, это во многом вопрос восприятия мира и окружающих. Я, например, просто не думаю, что я какой-то особенный, я просто стараюсь позитивно и с иронией относиться к себе и к жизни. На мой взгляд, постоянная зацикленность на себе и на том, какой ты особенный, ни к чему, кроме как к развитию комплекса того, что весь мир тебе должен, не приведёт. Хочешь, чтобы тебя заметили — прояви себя, покажи, что ты жив. В общем, всё как у всех. А по поводу общества скажу, что, чем больше людей с ограниченными возможностями будет социально активными, чем больше будет тех, кто не забивается в четырех стенах, а появляется в этом самом обществе, частью которого они, к слову сказать, и являются, тем реакция будет более открытая и позитивная.

HIURP9oGLx4

Что для вас самостоятельность?

Дмитрий: Если ты можешь сам добраться до работы, сам забрать ребёнка из детского сада, сам сходить в магазин, сам съездить к врачу или на встречу — это самостоятельность. Но важно помнить, что она исходит изнутри. И самая главная самостоятельность — это независимость от психологических барьеров, а это куда сложнее, чем преодолевать физические препятствия.

Сергей: Самостоятельность для меня —  это возможность беспрепятственно удовлетворять свои потребности и нужды. Если всё-таки эти препятствия существуют, найти возможности их преодоления.

Как вы считаете, нужно ли просить о помощи?

Дмитрий: Конечно. Просить о помощи нужно! И любой здравомыслящий человек никогда не откажет. Ведь все знают правило бумеранга — ты получаешь то, что отдаёшь. Более того, очень часто происходит так, что люди сами предлагают помощь, видя меня в автобусе или просто на улице. Бывает, я стою где-нибудь в городе, а люди подходят и спрашивают, не нужно ли мне помочь. А иногда суют деньги в руки. Знаю, некоторые реагируют на такое с обидой и неприязнью. Но не стоит воспринимать эти порывы, как личное оскорбление. Никто не хочет вас задеть или обидеть, люди делают это от чистой души и с искренним желанием помочь. И, конечно, я не стану брать денег, но отношусь со здоровой долей юмора к этому и с уважением к человеку. На скомканную десятку, что протягивает мне человек, я всегда улыбнусь и искренне поблагодарю, ведь люди действительно хотят помочь — отталкивать негативом их нельзя.

Сергей: Конечно, нужно! Все мы живём в обществе, и помощь другого человека, пусть даже незначительная, это хорошее подспорье для преодоления каких-либо жизненных трудностей. Человек всё-таки социальное существо. Я никогда не стеснялся и не боялся просить мне помочь, тем более, что мне без посторонней помощи иногда бывает невозможно обойтись.

pulson0215

Откуда вы черпаете вдохновенье, оптимизм и силы?

Дмитрий: Я не могу сказать, что у меня есть какой-то определённый источник вдохновения. Моя семья, конечно. Есть сложившиеся принципы, которым следую каждый день. А вообще просто желание жить полноценной, обычной, насыщенной жизнью даёт силы идти к намеченным целям.

Сергей: Вдохновение и жизненные силы я черпаю от окружающих меня людей, моих близких, друзей. Тем более, что меня окружают прекрасные, отзывчивые друзья, любимые и всегда готовые помочь близкие. И, конечно, самые главные люди в моей жизни: мой сын и мои родители.

Что для Вас счастье?

Дмитрий: Счастье — это моя семья, это здоровье. Счастье — это радоваться каждому дню и находить всюду что-то позитивное. Счастье для меня, как и для всех людей. Счастье — это жить, а не существовать.

Сергей: По-моему, нельзя определить счастье одним общим выражением. Есть моменты в жизни, когда человек счастлив — рождение ребёнка, получение первой зарплаты, для каждого оно своё. Лично я счастлив, когда близкие рядом, и у них всё хорошо. Ещё чувство счастья мне даёт осознание того, что я могу сделать этот мир чуточку лучше. Наверное, могу сказать, что я счастлив!

invalid

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook