Эксклюзив

Зимняя сказка

Опубликовано 31 декабря 2014 в 16:26
0 0 0 0 0

День Икс настал. Проснувшись утром, даже самый очерствевший, как корка хлеба, оставленная на подоконнике для птиц, холодный, как тёмная вода Верхнего озера под слоем льда, и бесчувственный, вечно ворчащий скептик ощутил мягкое тепло за рёбрами слева. Он встал с нагретой телом за ночь кровати, укутавшись одеялом, прошёл босиком по холодному полу комнаты и глянул в окно. Глаза невольно сощурились и немного заслезились от совершенной белизны укрывшего всё на свете снега. Серый унылый двор в Балтрайоне между такими же серыми, плачущими дождевыми подтёками, многоэтажками покрыт периной, будто празднично принаряжен. Разноцветные, большие и маленькие, новенькие и старые машины, стоящие друг за другом вдоль дороги двора, теперь не отличить — снег нахально разлёгся на их крышах и капотах. А небо, кажется, такое же белое, как и снежный плед, потихоньку осыпается крохотными кристаллами. И всё на свете будто приглушилось бесшумным падением мягких хлопьев. Сколько десятков, сотен, тысяч лет бы ни прошло, снег будет приходить, бесшумно ложиться на уставшую от летнего зноя и осенних ливней землю и вместе с ней засыпать до весны.

malchik-rebenok-sharf-vzglyad

Человек вдруг слышит хруст из под маленьких серых валенок, вышагивающих по сугробам домой из детского сада, он чувствует домашний запах пирогов и свежей хвои в старом немецком доме, ощущает колкое прикосновение шерстяного шарфа под воротником зимнего пальто и жар от печки, согревающий детские ладони. Он вдруг вспоминает беззаботный свой смех, красные щёки и холодные от непрерывной игры в снежки руки в промокших варежках. Сани, летящие с ледяной горы, переворачиваются и бросают почти невесомое тело в холодный сугроб. И так один, два, десять раз, пока не приходит время бежать домой, стягивать окоченевшие от мороза ботинки, сушить на батарее покрытые инеем и комьями снега рейтузы, отогреваться чаем с шиповником. Прикосновение чего-то мягкого и пушистого, но мокрого и холодного, падающего сверху с неба, можно ощутить, если подставить щёки и язык прозрачному небу, высыпающему из своих огромных мешков тысячи белых пушинок. Ожидание настоящего чуда, настоящего волшебства, бородатого добряка с мешком, горящие любопытством глаза, струящийся, как новогодний дождик на ёлке, эфир всеобщего счастья. Мерцающие огни в глубине пушистых лап невероятно огромной главной ёлки, мимо которой мама пробегает по площади, даже не взглянув, тянет его за руку и спешит на рынок. Неприкосновенные, как драгоценности, шары и бусы. Всё правда, всё чудо, всё сказка.

MWP-JIRAzQw

Он вспоминает самое красивое лицо на свете. Видит его в метре от себя, и за занавесью снегопада оно видится ему ещё прекраснее. Вспоминает тихие свои шаги рядом с беззвучными аккуратными шагами, замёрзшие тонкие пальцы в его больших варежках, жёлтый тёплый свет фонарей, льющийся каким-то волшебным шатром на снежный ковёр, побелённые инеем кирпичи немецкой кирхи в парке, блестящую ото льда брусчатку и первый поцелуй на морозе. Слева в груди что-то теплеет и невольно колотится чуть сильнее в рёбра. Тихие разговоры по дороге домой, волшебные зимние вечера, что были теплее июльского полдня. И снегопад. Всё гуще, всё быстрее закручивается снег в лёгкую вьюгу, и вот уже праздник не кажется таким правдивым, сквозь белую ватную бороду можно разглядеть папины глаза или найти в мамином шкафу письмо в Лапландию, адресованное человеку, исполняющему желания. Вот уже и сам он нарядился в красный халат, раздаёт щедро подарки соседским детям. Вот и последний день в году стал сплошной головной болью и суматохой.

8322

Где-то по пути затерялась вера в волшебство, новогодняя радость. Вьюга, как зимняя карусель, кружит быстрее и быстрее, пронося перед заснеженным окном год за годом, минуты радости и счастья, огорчения и печали. Рядом с беззаботным радостным, полным надежд, ребёнком на карусели сквозь снежную метель, сквозь маленький городок с большой душой, сквозь время летит угрюмый скептик. Он всё позабыл, припорошил снегом все тёплые и добрые воспоминания, что теперь метелью ворвались в раскрытое окно и летают по комнате. Вылавливая каждое из них, он вглядывается в свою молодую широкую улыбку, в детские, круглые от удивления и восторга, глаза, вспоминает всё то, что столько лет укрывал под слоем ледяного скептицизма и неверия…

4761

Человек с искренней теплотой где-то там же, за рёбрами слева, полюбуется ещё немного на медленное кружение снега, посмотрит в зеркало, ухмыльнётся сам себе. Спешно одевшись, скрывая за колючим шерстяным шарфом улыбку, сбежит вниз по лестнице и, удаляясь в сторону ёлочного базара, скроется за пеленой снегопада.

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook